Архипелаг экзистенциальных "встреч"
SVALBARD




автор: Ермолаев Дмитрий / а.. - ПаША Горак во все это втянул
"А мишек я увижу?"
....Внезапно приходит сообщение: "Привет, что ты делаешь на майские?". Пишет друг, который уже два месяца на полярном Свальбарде и ты понимаешь, что за этим последует предложение, от которого невозможно отказаться....
1
НАЧАЛО
Можно долго планировать и так же долго решаться на какую-либо дальнюю поездку, но бывают ситуации, когда тебя могут внезапно пригласить на далекий полярный архипелаг, окруженный в северной части тем самым (загадочным с детства) Северным Ледовитым океаном. Редкая возможность, с малой вероятностью повторения в вашей жизни - невозможно позволить себе было такое пропустить. За три недели готово было все и первейшее - это настроение и желание больших событий.
"Дим, бери билеты и приезжай, все дни расписаны и полны планов!" - "Буду. Встречай"
Усталость, от длительного (по времени) маршрута с Киева в Лонгйир, начала молниеносно уходить на второй план, когда самолет наконец пробил плотную завесу низкой облачности над Свальбардом - внезапно глазам открылась просто одна бесконечность из снежных дюн, в перемешку с огромными снежными коридорами меж ними. Окончательное понимание и адекватное ощущение масштабов даного полярного пейзажа прийдет уже совсем скоро, а пока... - я наивно и с легкостью лишь оттолкнул от себя мысль о том, что увиденная в иллюминатор полоса на снежной целине уж никак не может быть следом от снегохода ибо разглядеть что-либо похожее на поселение, хотя бы на горизонте, не представлялось возможным. Предположение это было столь же наивно, сколь и отрезвляющими были события следующего дня.

Друг, Павел, встретил меня уже в самом Лонгйире (приехав туда из Баренцбурга, где по душевному порыву, к смене и переоценке пространства и времени, проработал уже как там два месяца гидом). 20 часов без сна дезориентировали меня и я не внял начало того момента, как уже стал примерять на себя шлем; впервые в жизни заводил и заправлял снегоход; пересчитывал патроны к трофейному ружью 1944-го года (без него никуда: мишки добры, но порою голодны). Уже позднее, сидя в баре, и слушая длинный рассказ товарища о том "как он докатился до жизни такой"), вернее как сюда попал и что обрел, я увидел, вернее не увидел само наступление ночи: все не так, что-то в сознании начало меняться. Что? Куда? Как? - никаких вопросов не наступало. Мы просто куда-то утром должны были выезжать и куда-то приехать и, глядя на пейзажи вокруг, мне этого неизвестного хотелось все больше. Подобная беспечность скоро меня, а вернее нас поставит в пограничные обстоятельства, вручив наши же жизни лишь в наши же собственные руки или может... - позже одна воля случая сбережет нас.
ПИРАМИДА


ПИРАМИДА


2
10:00 утра.
Начало наших сборов. Имеем следующее: двое с жаждой приключений, два снегохода, ружье, рюкзак со всей нужной экипировкой (Gopro, навигатор, четыре мандарина, паска: да-да, сладкая такая и в липком полиэтиленовом пакетике), сноуборды (закрепили горизонтально на одного из «коней»), две канистры с бензином для дороги назад. Все. Что забыли или о чем бравые путешественники не подумали или не задумались: вода!, нормальная еда, узнать продолжительность маршрута заранее, лопаты (этот инструмент самый важный в снегу, сие будет познано позднее ибо проигнорируется с таким же азартом и во вторую нашу поездку тоже . Помните - "ЛОПАТА", именно с большой буквы, нужна всегда и ценнее всего на этом свете!). Единственное "но" - замерзнуть быстро не судилось изначально ибо на полную сноубордическую экипировку был надет заизолированный и тяжелый комбинезон, родные сноубордические ботинки... Это самый оптимальный вариант, если вы собираетесь длительно и неподвижно сидеть, обдуваясь на скорости промерзшим до сизости воздухом.

Выезжая из Лонгйира в северном направлении вы в любом случае попадаете на безмерно широкое заснеженное плато (однозначно понять едешь ли ты по обледеневшему заливу или же по суше почти никогда невозможно, только если не разобрался с этой географией заранее). Вот тут-то я сразу и ощутил, что такое свобода скорости: «жми» сколько хочешь и куда хочешь. Твоя дорога - это та дорога, которую ты выбрал сам. Если все еще любите мотоцикл - попробуйте уйти за 140 км/час на снегоходе….

Через 15 км пути, пройдя спокойные и беспечные белые каньонные пейзажи, мой «железный конь» решил скоропостижно скончаться (после предидущего наездника, как оказалось, слетела масляная трубка, загорелся check engine, повалил дым). Вариант вернуться назад почему-то не возник в наших головах, от слова ни разу. Было принято однозначное решение о продолжении нами поездки, но уже вдвоем и только на одном снегоходе. Я все еще не спрашивал о расстоянии до Пирамиды, а Павел в общем азарте тоже не особо пока волновался данным вопросом. Маршрут был загружен в навигатор, а «лыжня» по ходу указывала/успокаивала про соответствие верному направлению. Погода давно стала пасмурно серой, а пейзажи сливались в бело-серое «месиво» из гор, перекатов и отдаляющегося горизонта.

Спустя часа 3 (а время в единстве скрежета и шуршания снега/льда под нашей машиной и звонкого рычания мотора превращалось в некую статичную цельность с пространством: уходящие минуты можно отфиксировать, лишь глянув на часы. Все - и быстро и медленно одновременно) мы наконец выехали на вершину перед извилистым и затяжным спуском, впереди простиралось ..... «море». Поначалу именно им оно и показалось: белая мгла застилала все видимое далеко вперед. Навстречу поднялась колонна какой-то группы на снегоходах, поприветствовав нас взмахом руки (что есть обязательной традицией, придерживаться которой начинаешь сугубо автоматически) - позже вечером я уже понимал (о чем далее), что они могли смотреть на наш «тандем» с большим удивлением и даже непониманием такой с нашей стороны бравирующей глупости. Перед спуском вниз мы решили спешиться на время и передохнуть поеданием имеющихся великих запасом цитрусовых и изготовлением крайних, за этот день, фото, со все еще бодрыми лицами.
"Майне ружье", реальный трофей немецкого оружия в период окупациия ими Шпицбергена
слева Дом, справа коня потеряем
а на том берегуу...впереди у нас будет ВСЕ
Я
немного "ретро" позерства
Left
Right
Наконец, мы решили уточнить протяженность нашего маршрута… - 150 км. Дело в том, что залив, который обычно замерзает и на противоположной стороне которого (условно прямо на север от Лонгйира) находится законсервированный/брошенный советский шахтерский город Пирамида, в этом году остался разверзшим. От того привычный снегоходный маршрут сменился на иной: длинный, вытянутый вдоль изрезанного берега. Приблизительные подсчеты показали, что перед нами предстоит задача проехать 80 км. через Плато Ломоносова (огромный ледяной купол, расположенный в восточной части острова Западный Шпицберген). Именно к нему пролегал извилистый спуск, на вершине которого мы в последний раз расслаблено остановились передохнуть. Заранее уточню «удобство» взаимного расположения на снегоходе: Паша за штурвалом, на мне ружье и рюкзак за спиной, за этим всем добром, занимая половину места второго наездника, закреплена канистра с топливом. В связи с чем, я сижу четко полубоком, «водитель» же находится в столь же неудобном, ограниченном для управления, положении "нежно прильнув к рулю"

Первое, чем нас встретил Ломоносов, был конечно же активно уплотняющийся с каждым километром туман. Уже через час видимость упала до одного метра. Скорость постоянно пытались поддерживать на уровне 50-60 км/час. Если кто-то думает, что роль пассажира - напевать песни и любоваться окружающим пейзажем, то тот видимо никогда не ездил вдвоем на снегоходе в туман. Пробиваясь сквозь «молоко», очень трудно оценить вертикальный или же горизонтальный градус уклона. Наша максимальная нагрузка на снегоход делала его весьма неустойчивым, посему моей активной работой было постоянное смещение массы (что-то в духе парусного спорта, с вывешиванием тела в противоположную от крена сторону). С течением времени данные телодвижения уже выработали автоматизм: наша команда сработанно выполняла свои прописанные каждому роли.

Ориентация в пространстве быстро потерялась, все было однотонно белым: порою то что казалось горизонтом, было лишь началом склона очередного подъема. Единственным ориентиром в пространстве оставался навигатор (чья длительность работы от полного заряда тоже была для нас загадкой, а выбранные для запаса батарейки не факт, что могли подойти - хотя во многом наше выживание зависело именно от него). Внезапно туман резко сменил цвет на слегка желтоватый оттенок; мы лихо промчали, чуть не влетев, мимо большой туристической группы, которая судя по всему решила развернуться из-за погодных условий. У нас же почему-то ничего в голове не промелькнуло на счет такого варианта: останавливаться нельзя, только вперед. Хоть определенное напряжение, уже далекое от туристическо-приключенческого настроя, где-то там…появилось. Через час, два (нахождение в абсолютно «белой комнате» не дает вам возможности внутренне ощущать время по определенным событиям ибо есть лишь скорость, туман и пустота) усилился ветер и пошел мелкий, остервеневший снег. Очень быстро все, что было на нас одето или просто составляло наш материальный инвентарь - покрылось ледяной коркой. Ружье замерзло напрочь и позднее уже шутили, что в таких обстоятельствах нам «Осталось только внезапно налететь на медведя. Было бы очень весело. Только руками и отбивайся». (Хотя сценарий, ибо времени бесконечно, подобного я в голове и отыгрывал, пытаясь сообразить как быстро смогу добраться до патронов в нагрудном кармане). Если Павел был хоть слегка защищен лобовым стеклом (что я оценю лично на обратном пути, поменявшись на время прохождения Плато), то я же как пассажир был вынужден протирать защитную маску от инея буквально каждые 5 минут. Снег забивал лицо с такой силой, что оставалось лишь, постоянно склоняя голову, высматривать «под ногами» лыжню. Буквально радуясь очередному равнению с «рельсами». Ибо это значит, что мы, хоть и не зная где и куда, но движемся в сторону, где человек уже пробирался.

Капля веселья. Внезапно мы перевернулись…..Какое-то время, продолжая лежать, мы без устали громко смеялись - ибо это вот прям то, чего нам не хватало. И тут, впервые встав на ноги, мы взаправду ощутили, что длительное, почти неподвижное сидение на холоде отбирает уйму сил. За каждым моим шагом следовала отдышка и желание постоять и перевести дух. Или монотонность, или усталость в перемешку с дезориентацией в пространстве, но возникло четкое ощущение временной небольшой умственной отсталости. Ты это ощущаешь в себе, напарник это видит в тебе, а ты в нем. Наконец, собравшись с силами, мы решились перевернуть тяжеленный снегоход обратно на «лапы». Первая и вторая попытки увенчались неудачей и потерей кучи сил. Я лично (напарник внешне был намного бодрее) ощутил желание просто полежать на снегу минут 20, спрятавшись за снегоходом от усиливающего ветра с вьюгой. Как подумал, так и испугался легкости своего этого и желания, и решимости. Мысль, что я тут не один, быстро вернула к реальности. Связи нет. Встретить человека и помощь можно лишь, если вернешься домой или доедешь до конечной цели. Шанс встретить кого-то по дороге также разбивается об метровую видимость. Тут и другого человека не окрикнешь в пяти метрах. О чем может идти речь, когда еще для тебя все перебивает рев снегохода. Все только в твоих, наших руках. Предельная беспомощность и в тоже время абсолютное понимание того, что такое есть «твоя жизнь в твоих руках». Переждать нельзя, пересидеть нельзя. Либо действуешь и находишь нужные силы и порядок действий - либо сладкий и холодный сон, но уже вечный…. Наконец смогли перевернуть нашего «коня» на ноги и по новой закрепить сноуборды с канистрой. Естественно, для пущей нашей бодрости, снегоход отказался заводиться (карбюраторы заливает при перевороте). Трогаться можно было лишь выжимая газ. Как то запрыгнув на ходу - мы помчали дальше...Легко, стремно, безразлично.

Уже сверяясь с часами приходило осознание, что едем мы неоправданно долго. Вроде бы и скорость средняя должна бы была нас вывести через "картографическое" расстояние всего за пару часов. Но дорога все продолжалась и продолжалась. Совершенно загадочным образом, на протяжении часа или более навигатор начал сходить с ума: рисуя кругами наш маршрут, хоть мы и ехали прямо. Может геомагнитная аномалия или просто юмор природы, но именно этот эпизод и посеял в нас максимальную тревогу. Маршрут был заранее проложен с учетом резких спусков и возможных провалов или крупных камней. Закройте глаза на скорости 50 км/час и скажите себе, что совершенно спокойны! В часе езды нам на встречу наконец проехали первые встречные "коллеги": наверняка слегка обескураженные видом двух "туристов" на одном снегоходе, со слегка сьехавшими в сторону (касаясь земли порою) сноубордами. Снег перестал падать, а навигатор указывал на оставшиеся "копеечные" киллометры до Пирамиды. Наконец перед глазами начало расскрываться хоть что-то отличное от беспросветного тумана. И только одна мысль: "Эта бесконечность закончилась. Мы почти на месте". Чаю бы...
- И только одна мысль: "Эта бесконечность закончилась. Мы почти на месте".
Узкая дорога вдоль залива Петунья (в котором и расположилась Пирамида), воспользовавшись нашей усталостью, заставила раза два нас весело перевернуться, но это уже было скорее что-то из разряда, когда вы обессилено очередной раз спотыкаетесь прям под порогом родного дома. Трудно было поверить своим глазам, когда после безумно красивых, но безлюдно - суровых пейзажей, взгляду открылся островок человеческой цивилизации. Где в каждом элементе и логике построения узнавалось, что то до боли знакомое и по сей день. Мы в Пирамиде - чистейшем острове погибшей советской цивилизации, в архиологических колонадах материальной и ментальной культуры в которой мы обретаемся и по сей день.

Потом мы подсчитали, что на всю дорогу до Пирамиды ушло 9.5 часов и это без сколь нибудь существенной остановки на отдых. Бермудский треугольник времени. Назад дорога была на 3 часа короче. И я до сих пор ума не приложу, куда делось утраченное время.
вспотело не стекло - вспотел мозг
БАРЕНЦБУРГ
Залив "на троих"
3
Поездка в Пирамиду, по ощущениям, забрала все силы, но следующий день уже был задуман для иного веселого мероприятия. В 10:00 утра на пороге нашего хостела уже стоял второй новый снегоход и бодро улыбающейся третий напарник. Ранее, возвращаясь на пароме с Баренцбурга, Павел познакомился с китаянкой из Гуанчжоу Lizzie. В ней сразу же была найдена жажда приключений и вручен пригласительный билет на наши туристические шатания. Чтобы сразу дать емкую характеристику человеку и не вдаваться в дальнейшие пояснения: в "мирное время" Lizzie участвует в художественных арт событиях по Европе, а за несколько дней до нашей поездки плавала в водах Свальбарда в благородном одеянии под названием "в чем мать родила" - настоящая китайская комсомолка в общем.



Наконец, мы додумались взять с собой 1.5 литра воды - не Байкал конечно, но в Баренцбурге должна была быть цивилизация с магазином, балалайками, медведями и сытным обедом. То есть жажда и голод, как скука, исключались заранее в качестве продуманных уже обстоятельств. Русский город "шахтерской славы" (с большинством украинских гірників) находится всего в 80 км от Лонгйира по хорошо обкатанному маршруту. Поездка должна была быть легким променадом, если можно так выразиться.



Климат, как и рельеф, менялись уже буквально на глазах, весна с каждым часом побеждала зиму вокруг: днем верхний слой снега подтаивал, а за "ночь" все крепко заново подмерзало. В связи с чем из мягкого "автобана" дорога превратилась в отечественную разбитую дорогу с соответствующим комфортом езды. Местами это превращалось в забавные неудобства: ледяная колея мертвой хваткой держало твое направление хода. Тебе прямо, а "рельсы" бегут в сторону и чем больше ускоряешься, тем быстрее ты бежишь на встречу незапланированного пункта назначения. Но капля крепкого словца с приложением выверенного усилия "навались всем телом" с успехом помогали лететь на встречу обеду, мысли о котором лично у меня появились еще утром. Вся дорога до Баренцбурга по сути была именно той "прогулкой", которую я себе представлял еще до Пирамиды. Мы гоняли группки оленей, любовались залитыми солнцем пейзажами, наслаждались запахом тумана на одном из перевалов, приветствовали многочисленных встречных. Lizzie как типичный представитель азиатских стран активно визуально фиксировала наш путь сразу на два телефона. Кстати, один из плюсов снегохода в том, что сноубордиста можно многократно завозить на гору - и подъемник никакой не нужен.
Споглядаю
Бааренцбург! Хотя нет, пожалуй - никакого восхищения на подъезде вас не ожидает. Если кто помнит последний мультфильм "Незнайка на луне", то город выглядит именно как там: безумно красивый пейзаж фьорда, незамерзшая синева воды иии черная туча угольного дыма, висящая над "уголком цивилизации". Картинка достойная ухмылки гринпписовца. Единственный способ въехать в город - это проезд мимо самой настоящей свалки металла. Хотя этот индустриальный пейзаж нас все таки задержал ненадолго: хотелось сфотографироваться на фоне такого удручающего контраста человек/природа, а заодно пообсуждать наклейку ФК "Шахтер" на разбитом автобусе.

В центре вас встречает вывеска "Наша цель - коммунизм". Выкрашенная, обновленная - он тут действительно цель. Местные с юмором это оценивают, а работницы местного магазина-столовой активно помогают в этом "духе прошлого" оставаться и не расслабляться. Что на своей шкуре мы ощутили сполна. Какой то отголосок из детства (советский стиль сервиса в Киеве длительное время сохранялся жрицами храмов советской торговли): голодных/холодных, явно приехавших из далека, "мило" встретили фразой: "закрываемся". Хотя еще было 10 законных минут. Слава богу общительные знакомые и бывшие коллеги Паши подсказали, что в пафосном заведе "Красный медведь" нас может ждать и первое, и второе, и компот - рай на краю земли в моем понимании.

До и после.

Где то в сей момент праздности и чревоугодия под разливное пиво я краем уха слышу, что "это не все" и наш путь - это не "назад". Где то там далеко нас ждет радиомаяк с невообразимым и очень от того для нас желанным видом. Вот тут что-то во мне промелькнуло, искра сомнения подожгла во мне странное волнение. Еще на подъезде в Баренцбург мы весело на час застряли, провалившись в подтаявший глубокий снег и работа по нашему освобождению показала, что к подобным ситуациям мы не сильно то и готовы. Но коллективно на персональную интуицию обращают, по праву, внимание лишь если ты уже с сединой и молчаливо куря трубку можешь одним словом развернуть экспедицию. Но а пока... все нет так. Я решил промолчать и не становится слабым звеном команды. Но предчуствие...

Выезд за Баренцбург сразу и молниеносно показал нам зубы предстоящих трудностей. Дорога пролегала по склонам с большим углом наклона. Тут уже "крепкое слово" превратилось в постоянный внутренний диалог маршрутчика. Ибо чем сильнее ты выворачиваешь руль против крутого склона и поддаешь газ, тем сильнее и "бодрее" тебя несет в сторону обрыва. І на коні, і під конем - где то так выглядела стратегия борьбы с рельефом. Наконец, впереди нас был крутой и узкий подьем на очередную высоту. Первый такой, пожалуй, на моей памяти. Но количество следов от других бойцов со стихиями указывало на то, что это не просто можно, но и нужно. Разгон "газ в пол" - и я первый вылетаю на склон. За мной Павел. Увы мы не учли суммарный больший вес его транспорта из-за еще одного человека за спиной. И буквально в самом конце второй снегоход успешно садится на брюхо. Любые попытки пробуксовать вперед лишь оголили нашу проблему и она снова таки завязана на изменениях с погодой последних дней (привет, глобальные климатические изменения): мягкий снег сверху и корка льда на небольшой глубине. В добровольно-принудительном порядке данный эпизод стал нашим пристанищем на ближайшие полтора часа. Хотя, право, это могло быть и все три, со временем происходило что-то фантастическое. Проявляя гибкость тела, ловкость копательных рук и поминая какую-то матерь мы все так же безуспешно оставались на своих изначальных позициях. Сценария выхода из ситуации у нас не было. По заветам упертости мы браво копали руками и толкали "коней" что есть мочи. Через время в глухой тишине послышался рокот моторов. Оказалось, что исследовательская группа из Лонгйира шла по нашим следам. Женщина-руководитель, пара молодых помощников. Лидер сама неудачно обходила нас и так же "успешно" встала рядом. Но, у них были лопаты! Не имей сто рублей, а имей 100 лопат. Улыбки, немного смеха, и по очереди мы вытянули друг друга. Запомним этих замечательных людей - они еще сыграют важную роль в нашей жизни. Потом были бесчисленные уклоны, спуски, лужи-моря, которые стоит проходить лишь на скорости ибо "где лед с водой, там и море под тобой".
..... "Гендальф, может лучше на метро!"
Мы обогнули залив, на котором находится Баренцбург. Восприятие пространства совершенно искревляется, город кажется совсем рядом, на противоположной стороне, но подсчеты не оставляют шанс иллюзиям - пройдено уже километров 20. Вот тут то мы и подходим к цимесу нашей истории. Рекорд градуса подъема наконец был побит. Я и всех вокруг, и себя переспросил несколько раз: "а не чересчур ли это уже?". Даже уже с пережитым опытом, мне точно казалось, что взять такую горку не очень перспективно. Но снова же, есть чужие следы - значит можно. Это как "игра в слабо". Стыдно каждый раз, если другие справлялись. Первый пошел! Разгон.... Крутость склона сразу же показала, что не все так просто. Пашин снегоход чуть не перевернулся, уйдя классически боком перпендикулярно траектории. Пыхтя и матерясь развернули руками и тягой его обратно вниз. Вторая попытка - и напарник успешно взобрался. Нервное перекрикивание с "успешной стороной" не позволило мне правильно расшифровать советы, а начальная усталость подтолкнула к ошибке, следует это признать. Мой снегоход крепко сел, по самые пороги, а это сантиметров 30 глубины. И тут я ощутил кратковременное, но очень сильное отчаяние. В сердцах прокричал напарникам, чтобы уж ехали сами, а я так, у меня силы уходят, я полежу - их подожду. И в эти пять минут я говорил это всерьез. И целые пять минут никого не было - скрылись за подъемом. Я то в словах отпустил, но в глубине ж надеешься, что можешь что-то стоить. И просто так в одиночестве не оставят. Время показалось вечностью, полезное с точки зрения переживаний и самоощущений. Я ощутил себя в абсолютном одиночестве, один на все бескрайнее. Но хватит сентиментов, второй снегоход прогремел рядом иииии...... застрял с тем же успехом. Естественно мы успешно обменялись взаимными дружескими матами и принялись активно работать своими "крабами", пытаясь выкопаться. Хотя, право, с самого начала понимая, что это абсолютно бесперспективно. "Ежики плакали и кололись, но продолжали есть кактус." Lizzie сидела на горе и фотографировала все вокруг, пока мы суетились. Так продолжалось вечность, каждый получасовой взгляд на эти часы, находил их продвижение на час и более. Все без подвижек к успеху. Тут наконец ко мне приходит навязчивая идея/lifehack из мира автомобилей: нужно что то кинуть под "колеса". Я предложил наконец пожертвовать моей сноубордической курткой, запихнув ее под трак снегохода. Был уверен, что толк должен таки быть. Первая попытка и куртец уходит вглубь, но производя при этом обнадеживающий рывок "коня". Минута молчания, газ и трак замер. Первая мысль, отгоняемая мной подальше: стало хуже и куртка закусит систему окончательно. Но непродолжительное газования и мои скрещенные пальцы таки выдернули снегоход из ловушки. Теперь хоть один аппарат был на свободе. Душу переполнила радость с той каплей успокоения, которой так не хватало все это время. Ибо все предидущие часы вытянули из нас последние силы: хотелось безумно спать, вода давно закончилась, любое телодвижение вытягивало последнюю энергию. Кстати про воду. Жажда таки победила и я уже второй час (напарник подключился чуть позже) ел снег. Деликатес безумной вкусности был потреблен мною в колличестве пары килограммов.

Освободив один снегоход, решили проделать аналогичное со вторым. Но ничего не вышло. Тогда я предложил более безумный вариант: пофантазировать на счет сноубордической доски (видео). Запомните ребята: доска и крепления прочнее чем вы думаете. Паша долго решался отдать эту жертву, не зная каковы могут быть последствия для хорошей таки вещи. Да, это тоже оказалось бесполезным, но веселья подарило немеренно. Силы наконец покинули нас совершенно и полностью. Я вспомнил, что видел где-то домик некий по дороге. Там точно должны были быть либо условия для сна, а именно сон хотя бы часа на 3 казался первой необходимостью; либо возможность растопить снег и добыть нормальной воды; либо лопаты, чтобы выкопать всех. Я как властелин ружья предложил Паше поехать в экспедицию выживания, оставшись охранять нашу гостью. Условия дальнейших сценариев были оговорены следующие: 1) Паша находит условия для сна/лопаты и возвращается к нам; 2) ничего не находит и едет в Баренцбург за лопатами; 3) едет в Баренцбург за помощью. Началась бесконечность ожидания. Мы тем временем светски болтали с Lizzie. На скромный вопрос: "А не волнительно/страшно ли тебе?" - был вполне спокойный ответ: "Нет, по крайней мере это не скучно". Чем вселила в меня дополнительную уверенность. Конечно, вариант пойти куда либо пешком был самонадеянным ибо в сноубордических ботинках только километры и топтать (сарказм). Наконец, спустя 2 часа ожидания, послышался такой желанный гул. Павел промчался бодро мимо нас, выкидывая на ходу лопаты. Оказалось, что в увиденном мною домике поселилась та самая экспедиционная группа. За каких-то полчаса правильным инструментом снегоход был выкопан, а на месте осталась внушительная яма 2x2 метра наших щедрых потуг. Обессиленные, но счастливые мы полетели в полном составе домой. Лидер университетской группы ошарашенными глазами смотрела на нас. Добрые люди наполнили наши "фляги", дали с собой целый пакет готовых макарон с соусом (потом это был просто безумный деликатес на ужин, но уже в самом Лонгйире, дома) и настойчиво просили остаться на ночлег в Баренцбурге. Аргументом были конечно же медведи, коих, по их словам, ночью в этой местности полно. Я глянул на свое ружье, потом снова на них - чего там, все отлично, мы хотим срочно домой. Родная кровать маячила перед глазами. Два заведенных и целых снегохода, полный запас воды - все это подарило неизвестный наплыв сил с инициативой, источник резерва которых трудно было отыскать. И мы помчали. Ох, как же я мечтал тогда включить чем-то на всю громкость гор "Highway to hell" AC/DC. Потом были еще перевороты, сломанный руль, мой глохнущий снегоход, заканчивающийся в одном из "коней" бензин. Но вот уже вдалеке виделся Лонгйир, мы с бешенством жали на скорость, представляя как скинем с себя полу герметичные костюмы, которые уже более 24 часов были на нас и уляжемся в теплые постели. Скрежет снегоходов по городскому асфальту, дверь, кран с водой, теплая перина - я был в настоящем раю. Тело не чувствовалось, у Павла почти отказали от боли ноги, но все позади, и даже улыбка некая на лице. Далее мы просто спали не различая времени. Остался последний вечер, который просто нужно было чем то отметить. Мы живы, целы - наконец настало время экзальтированных состояний. Лонгйировские бары к вечеру превращаются в настоящий малый Вавилон: тут тебе и любые представители европейских стран, и китайская шпионка (честное слово она себя так вела), и русские, и загадочный киевский парень, и мы.. (Я, Паша и Lizzie, которая случаем оказалась в том же месте и в тот же час). Пахло деревом и умиротворением. Один мой университетский профессор в свое время дал определение философии как "наука про что-то еще". Так вот, Свальбард - это безумный полярный архипелаг и что-то еще. Особые переживания и уникальные ощущения, остающиеся с тобой навсегда, как родимое пятно. Потом уже в самолете, переслушивая альбом Efterklang "Piramida" (звуковые сэмплы которого записывались прямо в Пирамиде Свальбарда) , по лицу где-не-где, но пробегала счастливая ностальгическая слеза. Свальбард, я буду скучать навсегда! А куртка так и осталась там - жертвоприношение северным богам.
Made on
Tilda