Идея «триморья»: от возникновения до сегодняшнего дня

Шишелина Любовь Николаевна


доктор исторических наук, главный научный сотрудник, руководитель Отдела исследований Центральной и Восточной Европы ИЕ РАН
В статье даётся исторический обзор эволюции возникшей после обретения независимости Польши идеи Триморъя (Межморъя). Сегодня эта идея активно поддерживается Соединёнными Штатами Америки и с настороженностью воспринимается большинством европейских государств. Одни усматривают в ней попытку реализации Польшей далеко идущих европейских политических амбиций, другие - попытку американского президента углубить раскол в Европейском союзе и одновременно продвинуть здесь свои экономические интересы. Автор рассматривает развитие идеи не только в общем геополитическом контексте, но и с точки зрения вклада в неё современной польской политической элиты.
17-18 сентября 2018 г. в Бухаресте состоялся третий по счёту саммит центральноевропейской инициативы «Трёх морей» (Триморья), или как её ещё называют - «Межморья». Суть её в формировании региона, объединяющего страны с переходной экономикой, находящиеся между Россией и Западной Европой. Попытка не первая и в историческом и в современном контексте. Непрерывной нитью здесь просматривается попытка Польши сформировать новый геополитический вектор континента и мировой политики и сыграть в нём искомую ведущую роль. В самом деле, геополитический потенциал Польши огромен. Он и всегда был. Теперь же, многократно усиленный экономической поддержкой Брюсселя, он, по внутренним ощущениям польской элиты, превосходит её внутренние границы и требует более широкого пространства действий.
Инициатива "Триморье", Бухарест 2018
Истоки идеи
План создания промежуточного пространства между Россией и Германией одновременно соединяющего северные и южные моря Центральной Европы - Балтийское, Адриатическое и Чёрное, неуклонно, как и вся «постимперская европейская история», движется к своему столетнему юбилею. Идею конфедеративного государства, включающего Польшу, Украину, Белоруссию, Литву, Латвию, Эстонию, Молдавию, Венгрию, Румынию, Югославию, Че-хослованию, а также, возможно, Финляндию, выдвинул после Первой Мировой войны первый правитель Польского государства Юзеф Пилсудский. Предлагаемая конфедерация после распада Австро-Венгрии и Российской империй должна была развивать многонациональную многокультурную традицию бывшей Речи Посполитой. Пилсудский считал, что её восстановление позволит государствам Центральной Европы избежать доминирования Германии или России. Однако в то время из мировых держав идею поддержала только Франция.

Следует отметить, что после Первой Мировой войны в Европе было несколько идей объединения или включения в свой состав регионов бывших империй. Среди них наиболее известной была т.н. Малая Антанта, объединявшая новосозданные государства Центральной Европы - Румынию, Чехословакию и Югославию в противовес Венгрии. Предпринимались попытки создания Балтийской Антанты, состоящей из Литвы, Латвии и Эстонии, куда пыталась присоединиться Польша. Понятно, что региональные антанты создавались под покровительством государств большой Антанты - Франции и Великобритании. Одновременно были идеи частичного возрождения Австро-Венгерского союза в форме Дунайской конфедерации.

Часть из этих проектов включала и государства, вышедшие из войны в статусе побеждённых. Однако ни один из планов так и не осуществился, несмотря на попытки оживить приграничное сотрудничество между разорванными новыми границами областями центральной Европы. К тому же времени для этого было отпущено немного. На эту часть Европы неумолимо надвигался германский реваншизм. После Второй мировой войны в пространстве между Балтийским, Адриатическим и Чёрным морями возникла похожая конфигурация, но цели её были далеки от идей создателя Второй Речи Посполитой, и были поставлены на службу другого государства.

Укреплению Польши в этом пространстве не способствовало то, что связи времён СЭВ ориентировались на Москву, на СССР и потому в первую очередь внимание уделялось проектам, нацеленным на развитие именно этого вектора сотрудничества. Т.е. в ущерб вертикальной (от моря к морю) развивалась горизонтальная, трансконтинентальная логистика (восток-запад). Связи же между государствами региона были чрезвычайно слабы.
Зато отсутствие экономической и дорожной логистики с лихвой возмещалось вертикализмом взаимопроникновения диссидентствующей мысли, превратившей государства сегодняшней Вишеградской Европы в оплот центральноевропейского идейного и ценностного оппортунизма.
Постсоветский период
После распада СССР и ориентированных на него региональных структур в Восточной Европе вновь пришла в движение региональная мысль. Наряду с идеей «СЭВ без СССР», возникали новые. Одна из них опиралась на возможность расширения базы Альпийско-Адриатического рабочего приграничного сообщества и воплотилась позже в Пентагонале, затем в Гексагонале. Ныне она существует как Центральноевропейская инициатива. Структу ра носит скорее совещательный характер и более похожа на форум по интересам, нежели на интеграционное объединение.

В 1991 г. в самом центре Европы было создано и другое объединение - Вишеградская тройка, ставшая после распада Чехословакии «четвёркой». Если у первой структуры была историческая база в виде наследства Австро-Венгрии, то В4 была совершенно новой и в региональном плане формулой. К её обоснованию были подтянуты исторические факты встречи королей трёх государств начиная с XIV в., а также современный опыт диссидентства. Мы бы добавили ещё и то, что Венгрия и Чехословакия, наряду с ЕДР были и наиболее промышленно развитыми государствами региона в предшествовавший социалистический период. Потому и в экономическом плане они выглядели как достаточно перспективная интеграция.

Вишеградская группа преодолела 25-летний рубеж с весьма высокими трансформационными и экономическими показателями, став заметным явлением новой Европы. Возможно, этому способствовало как раз отсутствие институциональной структуры объединения. Государства стремились к исключению даже временного доминирования какой-то из столиц и подчинённости друг другу. Это до определённого момента повышало уровень доверия между государствами-членами, несмотря на проявлявшиеся на рубеже первого десятилетия попытки то Виктора Орбана, то Леха Качиньского заявить о своих претензиях на лидерство. Сегодня дуэт В. Орбана и Я. Качиньского можно считать ведущим, однако Чехия и, до недавнего времени, Словакия также обладают достаточно харизматичными лидерами, с которыми считается остальная Европа. Так что в квартете вишеградских стран всё более или менее сбалансировано.

Усилила вес, а также позицию Чехии и Словакии в В4 их политика на сближение с Австрией. Венгрия также близка Австрии, однако создание трёхстороннего Славковского формата в 2015 г. без приглашения Венгрии создало новую ситуацию и напомнило тесно сблизившимся Будапешту и Варшаве о необходимости притормозить в своих амбициях и прислушаться к спутникам по вишеградскому формату.

Если региональные возможности Венгрии в известном смысле ограничены приоритетностью вопроса построения взаимодействия с соотечественниками, то Польша и до «межморья» предпринимала попытки возглавить региональное сплочение с явной целью противостояния России. Одной из таких инициатив было строительство Лехом Качиньским вместе с Михаилом Саакашвили и Виктором Ющенко «Содружества демократического выбора». Оно было основано 2 декабря 2005 г. в Киеве и включило в свой состав десять постсоциалистических государств: Польшу, Грузию, Украину, Латвию, Литву, Эстонию, Македонию, Молдавию, Румынию и Словению. Ещё восемь государств, включая США, стали «наблюдателями».
Однако это «практическое воплощение» идеи «межморья» тогда удалось собрать ещё только два раза - в марте 2006 г. в Тбилиси и в мае того же года в Вильнюсе.

Вскоре внимание Польши переключилось на Восточное партнёрство. Эту программу она создавала совместно со Швецией и, возможно, рассчитывала и в ней воплотить черты плана Пилсудского дотянуться до Чёрного моря и Кавказа. Хотя интерес к программе прояв-
ляли также в Чехии и Словакии. Идея стала жертвой событий на Украине в январе-феврале
2014 г., завершившись вооружённым конфликтом в Донбассе. Она продолжает осуществлять-
ся как восточная политика ЕС, однако былого энтузиазма относительно европейской инте-
грации Украины и её соседей ныне не испытывает даже Варшава.

Вышедшая в 2015 г. в чистом виде из форм «Содружества демократического выбора», «Восточного партнёрства» и «Карпатской Европы» идея «Триморья», таким образом, является продолжением давней мечты Польши о лидерстве и об особой роли на европейском континенте. С одной стороны, есть Веймарский треугольник, но в нём Польше отводится роль скорее младшей сестры Франции и Германии. С другой стороны, это показатель внимания Запада к этой стране, так как подобным форматом отношений больше не обладает ни одно другое центральноевропейское государство. И оно придаёт Польше в этом смысле больше уверенности в своих силах. С другой - Польшу в стремлении построить новую срединную Европу снова поддерживают Соединённые Штаты Америки, усмотревшие в ней доверенного смотрителя своих интересов на Европейском континенте после ослабленных брекзитом позиций Великобритании. К тому же за Польшей в XXI столетии закрепился образ «Троянского коня США Европе».

«Триморье»: отсчёт пошёл
Создание Триморья очень напоминает дорожную карту создания Вишеградской груп-
пы. Первая встреча носителей идеи также состоялась в США, точнее - 29 сентября 2015 г. в
Нью-Йорке на полях Генеральной Ассамблеи ООН. А первый саммит - 25-26 августа 2016 г.
в хорватском Дубровнике. Инициатива декларировалась как неформальная платформа для
встреч президентов с целью развития прагматического сотрудничества государств-участни-
ков.

О

В первом совместном коммюнике представителей двенадцати стран (Польши, Хорва-
тии, Австрии, Болгарии, Литвы, Латвии, Эстонии, Венгрии, Чехии, Словакии, Румынии, Сло-
вении) признавалась необходимость ради интенсификации сотрудничества центральноевро-
пейских государств сосредоточиться на создании связей Север-Юг, которые также способст-
вовали бы укреплению единого европейского рынка. Определялись источники финансирова-
ния программы и приоритетные области сотрудничества. Ими стали: энергетический, транс-
портный, дигитализационный и экономический сектора Центральной и Восточной Европы.
Исключалось создание каких-либо параллельных механизмов сотрудничества на обозначен-
ном пространстве. В документе подчёркивалось, что по отдельным проектам возможно со-
трудничество с другими странами.

Президент США Дональд Трамп лично принял участие во втором саммите польской инициативы, который состоялся 6 июля 2017 г. в Варшаве.
Если на первом саммите подчёркивалась приверженность европейской солидарности и принципам, то на втором уже произошёл решительный поворот в сторону евроатлантики. На этой встрече были обозначены конкретные проекты Триморья, в их числе планы построения транспортных коммуникаций (TEN-T) и выполнения энергетических принципов ЕС. Здесь следует отметить, что американский президент в своей речи особо подчеркнул важность проекта для осуществления американских планов поставки в Европу сжиженного газа через терминалы в Польше и Хорватии, страны - инициаторы проекта. Причём целью проекта он называл оживление связей пост-коммунистической Европы с Соединёнными Штатами Америки.
«Мы аплодируем вашей инициативе развивать инфраструктуру. Мы приветствуем эту историческую возможность углубить наше экономическое партнёрство с вашим регионом». «Мы - страна, сидящая на гигантских запасах энергии, и теперь мы являемся её экспортёрами. Если вам нужна энергия - просто позвоните нам».
Трамп
Поведение Трампа вызвало резко негативную реакцию канцлера Германии Ангелы Меркель. Она восприняла это как игру на разделение Европы и Европейского союза. Такая позиция несколько снизила первоначальный энтузиазм участников.

Третий саммит инициативы, объединённый с бизнес-форумом Триморья по предложению президента Румынии Клауса Иоханниса прошёл в столице этой страны Бухаресте 17-18 сентября 2018 г. Здесь уже утверждалось о строящейся на трёх основах главной цели Инициативы: придание импульса экономическому развитию, развитие политики слияния ЕС и обогащение трансатлантических связей. В совместном Коммюнике впервые появляется упоминание о роли США, укрепляющей трансатлантический характер Инициативы. Было принято решение об объединении торговых палат региона, а также о создании общего инвестиционного фонда. Декларация приветствовала возможность поддержки со стороны США,
Германии, Европейской комиссии, Европейского Инвестиционного Банка, Европейского Банка Реконструкции и Развития и Группы Мирового Банка. Этот перечень в целом подтвердил геопо-литическую ориентацию Триморья.

На саммите впервые был представлен конкретный список проектов для развития региона Триморья на ближайшую перспективу. Он, безусловно, требует вложений, превышающих возможности государств-членов. Однако задача поставлена, круг заинтересованных лиц определён. Дальше всё зависит от большой геополитики, в том числе, от судьбы Европейского союза. Станет ли очередная попытка формирования центральноевропейского межморья заменой, параллелью уже существующим проектам, или же пережив очередной бум, пополнит список исторических региональных инициатив.
Джерело
Научно-аналитический вестник ИЕ РАН, 2018, №5 - http://vestnikieran.instituteofeurope.ru/images/шишелина1.pdf
~
Підпишись на наш Telegram канал чи Viber, щоб нічого не пропустити
Сподобалась стаття? Допоможи нам стати кращими. Даний медіа проект - не коммерційний. Із Вашою допомогою Ми зможемо розвивати його ще швидше, а динаміка появи нових Мета-Тем та авторів тільки ще більш прискориться. Help us and Donate!
~
Made on
Tilda