«Маленький украинец» в политическом казино: ставка на «ЗЕ»ро

Материал от ИСИ "Нова Україна"
д.с.н., автор в Strategic Group Sofia, експерт в ІСД "Нова Україна"

«Клянусь, мне было жаль Полину, но … с … той минуты, как я дотронулся вчера до игорного стола и стал загребать пачки денег, — моя любовь отступила как бы на второй план»
Ф.М.Достоевский «Игрок»
В 2016 году Владимир Зеленский в интервью газете "Комсомольская правда в Украине" утверждал, что каждый должен заниматься своим делом, называя политику и государство сложной сферой, в которой он не все понимает: ".. так вот с шашкой наголо говорить и кричать, как многие известные люди, которые не в политике, мол, сейчас я тут кем-то стану - и вы все заживете офигенно, - конечно же, это популизм чистейшей воды". После первого тура выборов В.Зеленский заявил: "Начинается новая жизнь, нормальная жизнь. Жизнь без коррупции, без взяток". Так ли это? Какая социальная реальность стоит за столь широкой поддержкой избирателями его фигуры?
Лидер президентской гонки, имеет хорошие электоральные позиции в юго-восточных областях страны, потеснив традиционных «бело-голубых» кандидатов, а в Киеве и центральной Украине он конкурирует с традиционными «оранжевыми» Тимошенко и Порошенко. Неожиданный для многих успех Зеленского объясняют различными причинами. Одни видят причиной мечту украинских избирателей о «новых лицах» в политике, их усталость от «постсоветских элит», воплощением которых являются Тимошенко и Порошенко. Согласно этого подхода Зеленский успешно эксплуатирует существующий в обществе спрос на смену поколений. Другие уделяют внимание роли украинского миллиардера Игоря Коломойского. Принадлежащий ему телеканал «1+1» стал главной медийной платформой в раскрутке шоу Зеленского, а позже и стартовой площадкой его предвыборной кампании. С этой точки зрения борьба с Порошенко из-за национализации ключевого актива Коломойского («Приватбанка») пробудила последнего воспрепятствовать переизбранию действующего президента на новый срок путем использования заготовленной «политической куклы». Третьи понимают его успех как следствие неспособности молодых избирателей, сформированных в условиях «виртуальной политики» отделить реального Зеленского от персонажа его шоу. Так или иначе в нем хотят видеть персонажа медийной театрализации, карнавальную маску, отвлекаясь от социального содержания тех процессов, которые вынесли именно эту фигуру в лидеры именно сегодняшней политической кампании.

Исторически у значительной части правящего класса Украины сформировалось убеждение, что господство в сфере массовой коммуникации – необходимое и достаточное условие получения поддержки избирателей. Народной жизни всегда отказывали в самобытности, убеждая себя и окружающих в том, что все содержание общественных процессов определяется интересами и поведением элит. В этой оптике страна представлена элитариями и «маленькими украинцами» - термином, который ввёл в оборот «выдающийся элитарий» украинской политики В.Ющенко.

«Маленький украинец» - социальный тип личности, соответствующий реалиям рыночного общества. Логика общества такого типа предполагает отношения между людьми, обособленными в системе общественного разделения труда с единственной социальной целью максимализации личного дохода и минимизации личного расхода. Средства и условия этой максимализации отличаются для разных индивидов – в большинстве своём они исчезающе малы, в меньшинстве – возрастающе велики. Социальный тип «маленького украинца» выступает таким же необходимым типом, как и «олигарх» в патримониальной структуре рыночного общества сформированного периферийного капитализма Украины.

С этой точки зрения абсолютно не важна реальная политика в отношении избирателей, они лишь масса, из которой «элита» формирует светлое здание новой нации, системообразующим началом которой призвано стать корпоративное государство. В таких социальных условиях допустимы любые действия власти, ведь их всегда можно упаковать в подходящую медиа-обертку и «пипл схавает». Что бы ни происходило в реальной жизни, люди не имеют значения – они, согласно выражению одного советника министра, «повоняют и замолчат». И у людей формируется культурная форма усвоения своего реального положеният – как отторжения, так и принятия. Возник даже специальный сленговый термин – «манюпас», обозначающий заманипулированного избирателя, который не способен и не хочет думать в процессе выборов, слепо веря в феномены СМИ. Поэтому средства массовой информации и особенно телевидение, всегда играли важнейшую роль в политической жизни страны. Независимо от представлений называющих себя элитой деятелей при таком подходе неизбежно формировался потенциал недоверия к такому социальному порядку, ведь люди не хотят быть холопами-простолюдинами, «манюпасами». Так формировался мир альтернативной повседневности, в котором привык самоопределяться не принадлежащий коридорам власти гражданин. Этой альтернативностью всегда можно было пренебрегать как своеобразной издержкой «демократического транзита».

Все это складывалось и длилось до тех пор, пока были ресурсы консенсуса и власть не шла «вниз», не затрагивала оснований жизненного мира населения. В 2014-18 г.г. ситуация кардинально поменялась – значительную часть граждан «обложили» непомерными коммунальными платежами, лишили рабочих мест, вырвали из семей и погнали на войну. Закончился исторический период, когда жизненный мир «маленького украинца» держался в рамках своеобразного «общественного договора», где олигарихическая верхушка пользовалась «большими ресурсами» (энергетика, логистика, природные ресурсы, ВПК) в обмен на то, что позволяла населению удерживать привычные жизненные уклады за счёт пользования «малыми ресурсами», доступными на персональном уровне. Ресурсы эти с начала периода независимости казались бесконечными – элита, развивавшаяся по принципу трофейного капитализма, долгое время не могла освоить материальный и социальный мир, сформированный в предыдущую историческую эпоху. (Задача превратить всё доставшееся наследие в товар, пустить его в оборот, извлечь прибавочную стоимость и сконцентрировать её, так не освоена теми, кто называет себя элитой до сих пор.) Обывателю также казался бесконечным ресурс внеисторического и внесистемного существования в социальной роли «маленького украинца».

Казалось бы, сбылась навязанная в предыдущий исторический период культурной пропагандой «вековечная мечта маленького украинца» о хуторянском самобытном укладе по принципу «в своей хате – своя правда». Но прежние ресурсы исторически исчерпались и в 2014г. фундаментальные институциональные перемены на «Глобусе Украина» стартовали уже в виде слома организационных основ социальных институтов, что затронуло основания жизненного мира «маленького украинца». При этом, несмотря на то, что страна (и мир в целом) переживают фазу упадка социальных институтов, период разрушения социального порядка в формирующей массовое сознание идеологии происходящее представлено как позитивный процесс. В этом процессе действующие социальные акторы видят строительство уже нового фундамента общественного устройства. В этой картинке общественная форма обустройства жизни народа, основанная на принципах исталлированной в 2014-18 г.г. идеологии, исторически возможна и даже необходима. В этой оптике восприятия дело обстоит за малым – нужен только умелый и честный «архитектор перемен», при котором сбудутся ожидания позитивных результатов от процесса демонтажа социального государства.

История, «единственной движущей силой которой был календарь», закончилась и все оказались в преддверии фундаментальных перемен, что проявилось в виде феноменов массового сознания. «Маленький украинец», столь уверенный в устойчивости собственной самобытности и самостоятельности, в своей независимости от событий в государстве, имевший возможность отстранённого цинично-ироничного взгляда на «постисторию» Украины, внезапно для себя ощутил свою вовлеченность в катастрофические события, ощутил свою реальную беззащитность и неуверенность не то что в завтрашнем, но и в сегодняшнем дне. Он ощутил на доступном ему уровне зыбкость своего персонифицированного мира, выстроенного на основе имевшихся у него семейно-родственных и общинных социальных ресурсов. И чем больше эта зыбкость становится фактом, тем сильнее реакция – стремление к закреплению образа «маленького украинца» как самобытной и фундаментальной фигуры общественной жизни, которая способна на основе своих желаний и здравого смысла обустроить своё историческое будущее в соответствии со своими представлениями о нем. В этой ситуации возник запрос на социальную и политическую формулу противостояния «маленького украинца» и новой перспективы жизни в изменившейся стране, где государство отказывается от роли социального гаранта жизненного мира. Этот запрос стал формироваться как политическое видение ситуации в массовом сознании по мере развития избирательной кампании.

Одним из ответов на этот запрос и стало приятие созданного талантливой командой В.Зеленского яркого образа «народного президента» Голобородько – простого учителя, могущего вступить в схватку с демоническим коррупционным государством, взять в руки узды истории. «Маленький украинец» здесь и сейчас побеждающий «эту власть», обрёл существование в виртуальном мире и делает первый шаг в реальной политике. Этот шаг происходит в воображении масс, что влияет на их реальное политическое поведение, проявляющееся в голосовании за Владимира Зеленского.

Как заметил ещё Аврелий Августин, аргументы разума меркнут перед верой - своими сторонниками Зеленский воспринимается как новое лицо в политике и «несистемный» кандидат, который не был ранее у власти и не причастен к коррупционным скандалам. В нем видят политика, способного пойти против «системы», сломать ее, привлечь к ответственности и наказать должностных лиц, причастных к коррупции. В том числе - первых лиц государства, включая Петра Порошенко. В силу этого многие его сторонники полагают, что у Зеленского самые высокие шансы победить на выборах, что он не допустит переизбрания Петра Порошенко. В.Зеленский всячески поддерживает веру в то, что он именно тот самый Голобородько, способный занять «свято место» в представляемой массами социальной реальности. Многие избиратели убеждены, что положительные изменения в стране возможны только при устранении от власти Порошенко. Забыты «озимые поколения» и предыдущие опыты с «новыми лицами в политике». Для значительной части избирателей это «новое лицо» олицетворяет новую и непременно счастливую перспективу для страны.

В отличие от Юрия Бойко, который воспринимается сторонниками преимущественно как тот, кто вернет благополучное прошлое, Зеленский ассоциируется с кардинально иным, но столь же положительным будущим. Сторонники «ЗЕ» воспринимают его как патриота Украины, который категорически осуждает агрессию России и в то же время в нем видят политика, приемлемого как для Донбасса, так для всей Украины. В их представлении он выступает за переговоры с Москвой и скорейшее прекращение войны. При этом его сторонники убеждены, что победа Зеленского на выборах не будет означать раскола страны, не повлечет за собой конфронтации в обществе. Избирателям, особенно из числа молодого поколения, нравится необычная, креативная рекламная кампании, что характеризует его как «продвинутого» политика, обладающего современным сознанием. Как успешному бизнесмену, ему приписывают волевой характер, «внутренний стержень», силу, способность пойти против системы.
Важно понимать, что электорат Зеленского персонифицирован, он не представляет собой какие-либо социальные группы со своими специфическими интересами и механизмами группового сплочения. Таковых групп в том, что являет собой современное украинское общество, попросту нет – прежние распались, новые не сложились. Каждый симпатик пытается найти в нём и приписать ему те достоинства, какими должен обладать политик в идеале с точки зрения потребностей нынешней ситуации. А с верой, идеалами спорить невозможно.
Молодые люди склонны видеть нём молодого, креативного, современного политика, который шагает «в ногу со временем». Зеленский в их глазах – новое лицо в политике, олицетворяющее качественно новую перспективу для страны. Избиратели среднего возраста видят в нём политика, который не связан с интересами действующей власти, а потому способен пойти против системы, сломать её, при этом наказать причастных к коррупции. Люди старшего возраста полагают, что Зеленский хочет лучшего будущего для своих детей и внуков в этой стране - т.е. того, чего они хотят для своих детей и внуков. Избиратели Юго-Востока (в.ч. Донбасса) видят в Зеленском политика, который гарантированно не допустить переизбрания П.Порошенко - при том, что кандидатура Ю.Тимошенко для них неприемлема, а Ю.Бойко в СМИ интерпретируется как «непроходной» кандидат. Русскоязычные избиратели воспринимают Зеленского как русскоязычного патриота Украины, которому неприемлем этнонационализм. Избиратели Центральной Украины видят в Зеленском кандидата, чья победа на выборах не приведет к расколу страны, не повлечёт за собой конфронтации в обществе. В тоже время для части избирателей Западной Украины Зеленский выглядит как патриот, называющий Россию агрессором, перед которым он не собирается капитулировать, но при этом готов остановить войну.

Так или иначе, мотивов, определяющих предпочтения избирателей, много. По данным социологических опросов приблизительно половина из них полагают, что при выборе исходят из своей веры в способность предпочитаемого кандидата принести изменения в стране. Около трети выбирает будущего президента из-за наличия у него, как они полагают, реальной программы развития страны, четверть - веря в то, что этот кандидат поведёт страну в «правильном направлении», или что именно он имеет необходимый опыт управления страной. Почти каждый пятый голосует просто потому, что кандидат выступает против существующей системы. Присутствует также традиционный «эффект лидера» - почти каждый десятый сторонник Тимошенко, Порошенко и Зеленского выбирает своего кандидата потому, что у него есть высокие шансы победить. Не последнюю роль играют также личные симпатии к успешному, симпатичному молодому человеку и его окружению.

Предпочтения по той или иной кандидатуре всегда отражают комплексные настроения и взгляды избирателей, рейтинг каждого из кандидатов отражает несколько типов политических предпочтений и мотивов. Исследования показывают, что В.Зеленский отражает в наибольшей степени мотивы ожидания коренных изменений и протеста против системы организации жизни в стране в целом. Многие отмечают, что взгляды В.Зеленского — ярко выраженная эклектика, он выступает "за все хорошее против всего плохого", без конкретики, глубоких программ и реалистичных обещаний. Его образ не поддается традиционной идеологической категоризации, в частности той, которой украинские избиратели руководствовались на всех выборах после 2004 года. Его тезисы во внешней политике (в особенности поддержка идеи членства в НАТО и ЕС) вполне созвучны мнению представителей бывшего «оранжевого» лагеря.

Между тем другие его взгляды (в частности, о необходимости двусторонних переговоров с Россией по выработке решения по конфликту на Донбассе, об отказе от дискриминационной политики в отношении использования русского языка и о плюрализме в политике исторической памяти) уже ближе к преференциям традиционных «синих» избирателей юго-востока Украины. Кандидат спекулирует на этических понятиях, обещая реализовать формулу «справедливого рыночного общества»: «Конечно же, я за то, чтобы все было честно. Чтобы деньги, если будет доказано, что они украдены, вернулись в бюджет нашей страны, однозначно». Его формула будущего Украины: "Офигенная, либеральная, очень свободная страна, чтобы здесь были мировые бабки в безопасности". Лучший способ обезопасить себя — создать возможности для инвестиций. "Кто нас захватит, если здесь будут представители арабского мира, Китая, Америки?" — задаётся он риторическим вопросом. Играя свою роль, он «честно признается», что у него нет плана для быстрого окончания войны на Донбассе, так как для этого "необходима воля Российской Федерации". При этом Зеленский выступает за расширение "нормандского формата" за счет включения в его состав Великобритании и США. Он не против членства Украины в НАТО и ЕС, но хочет вынести эти вопросы на референдум, отмечая, что "не Украина будет решать, быть ей членом этих объединений или нет". Он критикует внесение изменений в Конституцию относительно курса на членство в НАТО и ЕС, считая это политической манипуляцией. При этом для демонстрации «диалога с бизнесом», он привлекает известных сторонников неолиберальных реформ.

Многие отмечают, что симпатикам Зеленского не важны его политическая программа и взгляды. Чем меньше они об этом знают, тем комфортнее себя ощущают, вкладывая свои надежды и чаяния в фигуру Голобородько - «маленького украинца», обещающего отомстить всей государственной машине «сразу за всё». Сторонникам В.Зеленского достаточно, что он просто «новое лицо», человек, не имеющий отношения к власти, но на протяжении длительного времени мастерски критикующий ее, а значит, разбирающийся в ней. Его не интересует, что юмористические передачи «95 квартала» уже давно стали частью медиа-машины, которая обеспечивает деятельность той самой власти, которую обещает «свергнуть» их избранник. Удобоваримые трактовки политических событий конкретных поступков в виде психологически мотивированных межличностных отношений политических персонажей - «Вить» «Петь» и «Юль» позволяют «маленькому украинцу» игнорировать сложные вопросы, требующие более глубокого взгляда на происходящее в стране. Это трактовки политических процессов в их соразмерности с жизненным миром «маленького украинца». В этом жизненном антураже легко оставаться «маленьким» - именно к «ребенку» в структуре личности обращены посылы «политического сериала» о чудесном избавлении «маленькой страны» Украины от всего плохого.

Политическая сатира, иллюзия самостоятельного отношения к происходящему – хорошее средство принимать происходящее, удерживая представление о собственной непричастности к нему. Высмеять что-то – значит стать выше его, принять и простить, к тому же в шоу всегда демонстрируют также и необходимую зрительскую реакцию, навязывая эмоциональный способ усвоения той или иной ситуации. Много лет причастный к медиа-машине власти «новый политик» весьма технологично использует утвердившуюся посредством медиа в массовом сознании веру в то, что «хорошее общество» может «сделать» никто иной, кроме как «хороший политик из народа». Его избиратель, опираясь на почерпнутые из тех же медиа знания о происходящем, полагает себя достаточно компетентным в понимании происходящего, определении сути и направленности общественных перемен. Для него «всё просто, нужно только взяться» - и Зеленский открывает такую перспективу.

Будучи феноменом медиа-реальности, он занимает в ней доминирующее место, позволяя разочарованному избирателю забыть о том, что существуют все остальные составляющие общественной жизни.

Феномен Зеленского в том, что в струю общественных ожиданий он попал благодаря комедийному сериалу "Слуга народа", в котором сыграл роль украинского президента "от народа" и для для значительной части граждан Зеленский ассоциируется с героем сериала учителем Голобородько. Он предложил избирателям проголосовать за их мечту – идеального президента, который отомстит политической элите страны за положение «маленького украинца». Это стало возможным, когда проявилась реальная неспособность последнего повлиять на власть иным способом – в майданной демократии общество разочаровалось, как и в партийном представительстве своих интересов.

В.Зеленский выступил также в роли «технологического лидера», он применил новые технологии политической коммуникации - более «продвинутые», современные и инновационные, чем все остальные претенденты. В этом смысле это не «сбой системы» как это пытаются представить политические эксперты. Создание пост-идеологических информационных условий для формирования управляемой индивидуальной фантазии - это технология более высокого уровня, чем всё то, что применялось ранее в украинских политических роцессах. Команда Зеленского персонифицировала политическую коммуникацию при помощи ресурсов социальных сетей. Используемая сетевизация и геймификация отношений с избирателями, интерактивные приёмы личностного вовлечения – всё это весьма современные технологии политического маркетинга, применение которых требует непривычных для политического класса Украины реакций. Порошенко пытается противопоставить этой технологии стратегию квазирелигиозного фанатизма, группового сплочения. Технологичность сама по себе привлекает молодёжную аудиторию, определяя политический процесс близким ей образом. Зеленский успешно уклонился от ведения прямого диалога с избирателем, заменяя встречи с ним собственными шоу и телесериалом «Народный президент», а также роликами в Ютубе. Здесь уместно вспомнить известное выражение: «если Вы не ощущаете, что Вами манипулируют, значит Вы в руках профессионалов». Профессионализм в условиях информационного общества состоит не только в знаниях и навыках, но и в креативности, таланте, способности формировать рефлексивность.

Но дело не только в технологиях. Политическая система Украины, сформированная в процессе длящейся уже два десятилетия войны элит, все меньше отражает реальную палитру жизненных интересов населения – поэтому она все больше выглядит как единая угроза их жизненному миру. Политикум Украины исторически развивался таким образом, что различные элиты в борьбе между собой стремились обеспечить себе твердую поддержку довольно узких электоральных ядер, используя эту поддержку для массовой мобилизации в критических для себя условиях. В результате через несколько политических циклов сложилась ситуация, при которой разрозненные противостоящие друг другу политические кланы стали опираться на такие же узкие и противопоставленные друг другу электоральные ядра, а повесткой политической жизни стала исключительно борьба этих кланов между собой. Выборы – один из пиков такого обострения, в ходе которого явственно проявилось, что доминирующую поддержку Порошенко имеет лишь в трёх областях страны, а Ю.Бойко – в двух. Значительная масса граждан с их жизненными интересами оказалась исключенной из политического процесса, потеряла статус самостоятельного влиятельного субъекта, стала ресурсом и добычей в лучшем случае, а в худшем – объектом насильственной трансформации. Реакцию этой «массы исключенных» и вызвала фигура противопоставившего себя всему политическому классу созданная командой В.Зеленского виртуальная фигура электоральных предпочтений.

Следует понимать, что высокие показатели этого кандидата в первом туре - реакция масс, но не проявление его собственных позитивных политических качеств. Покамест его политическое свойство заключается в способности обрушить сложившуюся систему общественных представлений, где в фокусе была «старая элита» и предложить шанс на новое, неизвестное, будущее. Этот шанс многих пугает, что приводит к появлению аргументов о необходимости смириться с «известным злом» в лице действующей власти.

Реакцией масс на их реальное положение заложников политических игрищ элит стала социальная истерия, породившая иррациональные настроения, которыми пытаются манипулировать большинство политиков. В силу этого популярность фигуры В.Зеленского – феномен не столько политический, сколько социально-психологический. Его сторонники действуют в логике абсурда: «если мы живем абсурде, где всё фейковое, то за наиболее фейкового кандидата и следует голосовать». Это достаточно последовательная логика абсурдного поведения в абсурдной ситуации – альтернативами здесь могут быть лишь саморазрушающий протест или выжидающее самоисключение. Последовательность «логики абсурда» её носителями воспринимается как их собственная компетентность и рациональное основание для действий в сложившейся ситуации. Это порождает субъективное ощущение управляемости ситуации, ощущение надежды на какой-то рациональный выход из своего реального положения заложника исторической ситуации.

В политическом смысле В.Зеленский не является реальной альтернативой сложившейся системе, поскольку поддерживает все основные действующие неолиберальные мифемы «рыночных реформ». Он обещает их всё же выполнить, только благоприятным для простого украинца образом. Это, в свою очередь, позволяет смотреть его сторонникам на происходящее как на то, что не имеет никакого отношения к этим самым фактически проводимым «реформам», переносить светлый образ их благотворности в очередное «будущее». Так возникает мифема очередного «нового поколения», которому предстоит жить в счастливом будущем «рыночного общества». А пока новому поколению нужно «засучить рукава» и жертвенно относиться к своей жизни – ведь через 20 лет «здесь будет город-сад». «ЗЕ» - феномен-иллюзия, фантасмагория, компенсирующая реальность такой социальной и политической ситуации, в которой многим избирателям выбирать не из кого и не из чего. Возможно лишь принять участие в процедуре легитимации сложившейся власти. Поэтому Зеленский может совершенно не иметь никакой рационально аргументированной программы, производя при этом ощущение комфортности, обещая, что «всё будет не так, но вам понравится» «скоро все изменится к лучшему».

Вместе с тем можно предположить, что, в отличие от подобных ему европейских пост-идеологических «карнавальных политиков», интерес значительной части избирателей к Голобородько-Зеленскому - краткосрочный феномен, за которым последуют кардинальные изменения видения этой политической фигуры. Краткосрочность эта связана с тем, что этот образ – обещание продлить принадлежащего недавнему но ушедшему этапу ощущение полноты и устойчивости частного бытия «маленького украинца». Этот интерес - последний вздох общества пост-УССР, в котором граждане были убеждены, что именно они влияют на политические процессы, что они имеют значение, а их жизненные потребности определяют поведение элит, в том числе и политических. В процессе демонтажа социально ориентированного государства и экономических укладов, ориентированных на жизненные потребности населения возникла и удерживается утопия того, что такой демонтаж может закончиться чем-то иным, чем распадом привычного жизненного мира миллионов людей. Это феномен «общества соблазна» - манящая иллюзия, где «попадание во власть простого хорошего человека» способно изменить возникшую ту историческую неолиберальную перспективу, которую уже ощутила на себе и от которой хочет отшатнуться значительная часть граждан Украины. Следует помнить, что определенная часть граждан всё же делает свой рациональный выбор – кто-то поддерживает эту новую перспективу, голосуя за власть и надеясь так занять в открывшейся перспективе удобное для себя место, кто-то отрицает её путем личной эмиграции.

Привыкшее к симулятивности политического процесса значительное число избирателей, поддерживающих В.Зеленского, прекрасно осознает, что в реальности он не будет таким, как представляется, но видит в нем средство избавиться от существующей реальности «любой ценой». В этом смысле «феномен Зеленского» – попытка определённой части народа Украины происходящую с ним историческую трагедию переиграть в комедию, искренняя и естественная надежда на то, что одолевающие в процессе трансформаций страны страхи не имеют под собой реального основания. В этом феномене наивная вера, что нет необходимости всерьез и надолго принимать предлагаемый утверждающийся на глазах политический порядок, сводящий всю палитру жизни народа к новому политизированному «параноидальному порядку серьезности», где нет места прежним «приватизированным» жизненным мирам, провозглашавшим главной ценностью человека, а не нацию или государство. Избирателя Зеленского отвращает новый порядок тотального служения высшим целям, в котором нет места зазору частной трактовки происходящего, где невозможно персональное обыгрывание правил в пользу «маленького украинца». При этом этот избиратель поддерживает идею собственного государства.

Утвердившееся в украинской экспертно-медийной среде, а через неё и в массовом сознании эстетическое представление о том, что Украине уготовано превосходное историческое будущее, а длящиеся беды проистекают лишь от неудачно подобранных политических персонажей или внешних злонамеренных сил - лишь попытка простыми и негодными средствами решать сложные социально-культурные проблемы, переиграть обозначившуюся историческую судьбу. В этом смысле «феномен Зе» – это попытка вернуть недавний идеализированный мир пост-УССР, закрыть глаза и не видеть реальности, погрузившись в виртуальный мир, который сложился и существует в телевизоре. Этот мир продуцировали достаточно долго и приучили в него верить – поэтому эта вера сильна и сегодня. Его принцип удачно выражает слоган популярной песни «хорошо, всё будет хорошо - ой, чувствую, я, девки, загуляю».

В процессе деградации социального порядка формируется деградировавшая личность – она пытается ему противостоять, полагая, что она «лучше» этого порядка, умнее, честнее, продуктивнее. Но она и является его фундаментом.Индивиды, которые не выдерживают счастья быть такой личностью выпадает из такого порядка отношений – маргинализируясь или уходя во внутреннюю а то и внешнюю эмиграцию. Но в сложившемся общественном порядке господствует тип личности «маленького украинца», не способного сформулировать собственные социальные интересы, ментально организованного на уровне «низких жанров» с их ориентацией на идеализированную повседневность. Отсюда успех юмористических шоу и упадок любого интеллектуализма в общественном дискурсе. Дистрофическим образам общества соответствуют дистрофические образы личности. Поэтому так милы лозунги лозунги «Доброе утро, страна! Скоро все изменится к лучшему!» «Будет все по-другому. Вам понравится». Люди, не склонны смотреть на сложность реальности, стремятся занимать в ней позции наблюдателя и пользователя. Поэтому многие при соцопросах отвечают, что будут голосовать за Зеленского, но не верят в его победу, поскольку убеждены, что в условиях коррумпированной системы подсчёта голосов победит Порошенко. Так они отстаивают право на собственную карнавализацию ситуации, придавая смысл своему исключительно зрительскому пребыванию в политикуме.

Используемая «командой ЗЕ» в качестве инструмента политического действия смеховая культура во все времена была обратной, смягчающей, стороной параноидальной серьезности официозной ритуализированной власти. Чем серьезнее была власть, тем злее и веселее была её сатира, а в определенные периоды они поменяться местами. В этом смысле политический «джокер» Зеленский – альтер-эго Порошенко, который олицетворяет пугающую и одновременно восхищающую находящегося в неопределённости «маленького украинца» идеологически доктринированную, милитарную «серьёзную» власть. Он так хорошо «вошёл» в политическое пространство потому, что был в нём и ранее, только в другой роли. Это была роль производителя контекста, «обратной стороны» власти, роль «сатурналия», символически нарушающего политический порядок ради его укрепления. Такой виртуальный «взлом» системы работает на её укрепление, позволяет уклоняться от постановки принципиальных вопросов, в конечном итоге этот процесс направлен на совершенствование сложившейся системы власти.

«Феномен ЗЕ» - продукт и проявление кризиса политической системы Украины, которая в своем репертуарном наборе не соответствует реальной палитре жизненных потребностей населения. Но это своё-иное этой системы, её необходимый элемент, в какой-то мере источник инноваций. Значительной части избирателей некого и не за что поддерживать действующих политиков, поскольку поддержка тех, кто своей деятельностью ухудшает их жизненное положение является абсурдной по существу. Политикум, утративший живую связь с интересами значительной части населения, вынужден общаться эмоциональными средствами – разного рода эмоционально-чувственными образами. Подмигивающий «всё понимающему» избирателю В.Зеленский – ярчайший пример такого общения. Внутренняя пустота увлечённых политической игрой участников, «драматизм политической игры», неожиданные скандалы и разоблачения – всё это скрывает отсутствие предметного диалога и выбора. Фактически речь идёт о закреплении нового общественного порядка, основанного на оформившихся за четверть века сословно-классовых различиях. Политический выбор направлен на дальнейшее закрепление исторически сложившихся основ общественного порядка уже в качестве политической системы системы, которая уже проявила свое лицо в отношении жизненных миров «маленьких украинцев». В ситуации открытого конфликта элит дальнейшая имитация былого «народовластия» стала невозможной и в фигуре «ЗЕ» часть народа хочет видеть виртуальную фигуру политика, который будет действовать в прежней логике социально ответственного «хорошего» государства.

Избиратели по сути не знают, кто такой Зеленский как политик, каковы его политические взгляды, кто за ним стоит, какую перспективу он несет стране. Это вполне нормально с позиции зрителя для восприятия игры актера, но недопустимо с позиции гражданина для восприятия политика. Очарование художественным образом не позволяет думать об отсутствии опыта государственного управления, опыта работы в руководящих органах власти, правительстве, Верховной Раде, отсутствии знаний о принципах функционирования экономикой страны, промышленности, особенностях производственных процессов и крупных трудовых коллективов. Страна длительное время живет в режиме открытого будущего, находится в режиме исторического эксперимента.

Проводя аналогию, можно сказать, что ситуация с выбором Зеленского подобна эксперименту на Чернобыльской АЭС, где «социальный реактор» может выйти из-под контроля. Майданы 2004 и 2014-х годов погружали страну во внештатные ситуации, когда страна шла «вразнос», но политикум удерживал ситуацию в целом, ослабляя нормативную систему. Компенсацией такого ослабления была вера в харизматичных личностей – различные категории граждан такими хотели видеть В.Ющенко, Ю.Тимошенко. Сегодня в этот ряд становится В.Зеленский. Его избрание на пост главы государства – колоссальный риск, огромная опасность того, что страна опять попадет в очередную «внештатную ситуацию». Прежде всего это риск углубления конфликтности - он не является, в отличие от Ю.Бойко, политиком, с которым Россия готова вести переговоры, его шансы в урегулировании конфликта на Донбассе проблематичны. В отличие от созданного образа он явно не самостоятелен как политическая фигура, его участие в избирательной кампании не вполне прозрачно - он до последнего момента интриговал с выдвижением, неясно, интересы каких системных сил на самом деле он представляет.
Страна входит в новый процесс, на кону реальная историческая альтернатива между рациональным выбором нового курса и продолжением прежнего курса, но с новым исполнителем. При этом прежний курс будет продолжен в изменившихся условиях – изменилась как повестка общественной жизни, так и публичные механизмы. В политике на системном уровне нет прежнего дуализма, «майдан» при всех ритуальных к нему поклонах уже не приветствуется. В экономике спад, нависли вопросы с выплатами внешних долгов, углубляется деиндустриализация, эмигрирует трудоспособное население. На части территории тлеет затянувшийся вооруженный конфликт, интерпретация которого под воздействием нарастающих коррупционных скандалов меняется не только внутри страны, но и со стороны ключевых партнёров. «Большой мир» пришёл в движение - прежние внешнеполитические условия, которые легитимировали поддержку действующей власти уже не столь однозначны.

Столкновение «нового популизма» Зеленского, сделавшего ставку на русскоязычную Украину, и национал-патриотического консерватизма Порошенко может привести к частичной реанимации старого столкновения «двух Украин» при том, что национал-патриотический консерватизм уже фактически стал государственной идеологией. Политический выбор разных категорий избирателей нынче подобен игре в рулетку – кто-то ставит на понятные ему «черно-красные», кто-то на «жёлто-голубые», а кто-то делает свою ставку на «Зеро». В рулетке эта ставка даёт самые большие выигрыши (35 к 1), но и шансы выиграть минимальны (2-3%). Такая ставка отражает стремление получить новые результаты от прежнего курса, выражает надежду на то, что с курсом реформ всё в порядке а их негативные последствия – лишь казус исполнителя. Это проекция неолиберального образа «капитализма с человеческим лицом», в котором видит свое будущее значительная часть народа страны. Президентские и парламентские выборы – лишь начало драматического завершения периода «майданной Украины» и придёт ли шарик на «Зеро» покажет уже ближайшее время.
~
Підпишись на наш Telegram канал чи Viber, щоб нічого не пропустити
Сподобалась стаття? Допоможи нам стати кращими. Даний медіа проект - не коммерційний. Із Вашою допомогою Ми зможемо розвивати його ще швидше, а динаміка появи нових Мета-Тем та авторів тільки ще більш прискориться. Help us and Donate!
Ще матеріали циклу:
Тема: Український "транзит"/Президентская кампания - 2019: старт
Революционные волны и призрак новой революции
Анти-корпоративизм, солидаризм, новые социальные свободы и новое равенство, «справедливое социальное государство» – ключевые посылы европейских революционных протестов в Париже и в Брюсселе, в Тиране и в Бухаресте. В движении – сотни тысяч, в динамике – эффект «домино» и подражание, в скорости координации – в полном соответствии с возможностями «информационного общества». По своей сути, европейский революционный процесс стал своеобразной кульминацией всех предыдущих «вспышек» против корпоративного государства в Центральной и Восточной Европе, в арабском мире и в Латинской Америке. И от успеха или поражения социальных изменений в Европе теперь непосредственно зависит исход «шестой революционной волны». (Ермолаев Андрей)
Made on
Tilda