УКРАИНА: УГРОЗА ГОЛОДА В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ И СРОЧНЫЕ МЕРЫ ЕЕ УСТРАНЕНИЯ.

Ермолаев Дмитрий

автор проекта
эксперт, главный редактор в Strategic Group Sofia//Горизонты Событий

I
2022 - год назревающих глобальных шоков в сфере поставок продовольствия.
Мировой рынок сельскохозяйственной продукции не менее политизирован, чем энергетический. Текущая американская борьба за европейский и юго-восточный энергетические рынки и сопутствующий этому контроль над динамикой развития конкурентов США создали предпосылки для переформатирования глобального рынка продовольствия. Доля США в мировом экспорте аграрной продукции последние годы снижалась. От чего страдало экспортно ориентированное сельскохозяйственное производство (в США агропромышленный сектор – наиболее регулируемый и защищённый от конкуренции). Чистый фермерский доход в аграрном секторе США за последние восемь лет снизился на треть. Ультра либерализация торговли в сфере продовольствия, которой удалось добиться американцам за вторую половину XX-го века, позволило занять западному торговому капиталу ключевые позиции во власти над глобальной продовольственной безопасностью. Но для внутреннего производителя в США возникшие относительно недавно возможности в ряде развивающихся стран (в т.ч. Украине) означали ползущее падение экспортного спроса и ухудшения торгового баланса из-за более низких цен импорта.

Новая капитализация агропромышленного комплекса, его фактически конструирование, в «освобожденных» странах Латинской Америки (преимущественно Аргентина и Бразилия) и постсоветских странах - позволило к 2010-м обеспечить мировой рынок большим экспортным излишком продовольствия, гарантировав безопасность развития растущих, в том числе демографически, стран юго-восточной Азии. Это обогатило торговых посредников, но сформировало предпосылки для внутренней нестабильности на рынках реального сектора производства аграрной продукции в ряде развитых стран. Сектора, который политически, по классово-исторической природе своей, в этих странах наиболее чувствителен в вопросе справедливости сокращения и увядания возможностей развития с/х. Недовольство и электоральная активность определенной части американского общества, которые привели к победе Трампа в 2016-ом, как раз было существенно представлено работягами «под солнцем» (т.н. «рэднеками»), американским фермерским пролетариатом, которому постоянно есть что терять в долгах перед банками и внешняя экспортная позиция США для которых - вопрос жизни по-сути. Прогноз общей задолженности американских фермеров на 2022 составляет 467.4 млрд.долл.США. В случае, если конкурентоспособность американской аграрной продукции на мировом рынке не восстановится - экспорт сократится еще сильнее. Что приведет к закономерным последствиям для всего агропромышленного сектора, самих фермеров и сельских регионов как таковых, так сказать для всего исторического «USA origins». Решения этого вопроса - ставка на следующий политический цикл. Американская власть пытается всерьез увернуть свой «титаник» экономики, на текущем гипер кризисе финансилизации, совершая шаги по внедрению структурных изменений в решении этой проблемы, пересматривая ресурсы развития. Что можно увидеть по вектору недавно принятых «инфраструктурных» и «энергетических» триллионных пакетов стимулирования реального сектора экономики. Есть основания считать, что способ, которым выигрывается время и рынки спроса у догоняющих конкурентов американских производительных секторах построен на принципах разрушения локальной стабильности поставок. Ответом на которые становится личная гарантия восстановления безопасности через обеспечения предложения либо своей экономикой, либо со стороны блоковых сателлитов. А основной выгодой - повышение экспортных цен. Что можно наблюдать при текущем «газовом» мировом кризисе. Однако подобная тактика в сфере продовольствия может привести к непредсказуемым и плохо контролируемым социальным последствиям, которые невозможно будет искупить прибылью даже внутри у себя дома.

Взрыв цены на энергоносители в 2021-м году, в первую очередь на газ, привел к кратному мировому росту цен на ключевой компонент повышения эффективности труда в агро-промышленной секторе - удобрений.

По мере того, как пандемия захватывает уже третий год нашей жизни, все больше домохозяйств вынуждены сокращать количество и качество потребляемых ими продуктов питания, говорится в отчете Всемирного банка. Отмечается, что высокие цены на удобрения существенно увеличивают расходы на питание. По его данным, в 2020 году около 2,4 миллиарда человек не имели доступа к достаточному питанию, что на 320 миллионов больше, чем годом ранее. По данным Всемирного банка, в прошлом году инфляция выросла примерно в 80% развивающихся стран, причем примерно в трети из них инфляция на продукты питания была двузначной. Более высокие цены на природный газ, нефть, топливо и т. д. означают более высокие цены на удобрения, что приводит к меньшему количеству продовольствия. Глобальная нехватка химических ингредиентов, используемых для производства удобрений, широко применяемых в почве для повышения урожайности кукурузы и пшеницы, привела к резкому росту цен на удобрения. Растущие расходы вынуждают некоторых фермеров переключаться на выращивание менее требовательных к удобрениям культур, таких как соевые бобы, в то время как другие говорят, что планируют сократить общее использование удобрений, что может привести к сокращению будущих урожаев. Для текущего уровня глобальной экономической связанности, единоличная попытка «игры» (без правил и без коллективного согласования) за свое исключительное преимущество методами ценовых шоков на ключевые сырьевые ресурсы цивилизации приводит к витальным рискам для всего человечества. Увы, созданные предпосылки для кризиса продовольствия втянули в игру с едой как «инструмента бес-человечной конкуренции» множество субъектов. Последствия «энергетических войн» были изначально прозрачны для всех, но также были молча доведены до сегодняшних крайних последствий дефицита.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВЫСОКИХ ЦЕН НА УДОБРЕНИЯ И ОТВЕТНЫЕ ПОЛИТИКИ:

1. ООН и Всемирный банк начинают говорить о надвигающемся глобальном голоде в результате воздействия энергетической политики на сельскохозяйственную отрасль, особенно затрат на природный газ и удобрений, что уже приводит к снижению урожайности. По данным Международного центра разработки удобрений, глобальной некоммерческой организации, спрос на удобрения в странах Африки к югу от Сахары может упасть на 30% в 2022 году. Это приведет к сокращению производства продовольствия на 30 миллионов метрических тонн, что, по словам центра, эквивалентно потребностям в продовольствии 100 миллионов человек.;

2. В ЕС производство азотных удобрений упало на 40%.; растут сырьевые цены и падают урожаи в странах Латинской америки (начиная от кукурузы, заканчивая кофе).

3. Стоимость азотных удобрений достигнет рекорда в марте 2022 года. Но уже сейчас, к примеру, диаммонийфосфат, стандартное фосфорное удобрение, стоил на декабрь 745 долларов за тонну, что вдвое превышает среднюю цену 2020 года. Декабрьские цены на восточноевропейскую мочевину, экспортируемое азотное удобрение, были почти в четыре раза выше среднего показателя 2020 года.

4. Россия в феврале 2022-го на два месяца запретила экспорт аммиачной селитры (а Литва полностью заблокировала железнодорожные перевозки калия из Белоруссии, играя против интересов крупных агро субьектов в ЕС, подтверждая свою игру в интересах бритамериканцев). На Беларусь приходится 20% мирового производства калия. И Россия и Беларусь, в связи с доступом к дешевому газу, имеют наиболее выгодное предложение на рынке удобрений. Но в сложившейся ситуации, РФ как крупный экспортер продовольствия, поддался соблазну сыграть в кризис агро-конкурентов;

5. Недоурожай и более высокие цены на такие товары, к примеру, как кукуруза, приведут к дальнейшему росту цен на крупы, растительное масло, говядину и другое мясо. Крупные продовольственные компании скоро будут существенно повышать цены: затраты на такие вещи, как удобрения, жидкий азот и семена у поставщиков сырья в три раза больше старых цен;

6. В США резко возросшие затраты на удобрения сделают невозможным для многих фермеров прибыльную посадку кукурузы в 2022 году. Культуры, которая составляет основу корма для животноводства и является главным «сахаром» американской пищевой промышленности. Цены на сырьевые товары тоже выросли, но это, безусловно, не покроет новые возросшие затраты на ресурсы. Что приведет производителей с/х сырья к единственному взаимно уравновешивающему конкуренцию решению - сезонно сменит культуру посева. Без правительственного планирования и секторального регулирования игроки американского с/х рынка рискуют создать ультра дефицит ключевого продовольственного сырья и перепроизвести вторичные для своего внутреннего рынка. Это может создать катастрофические дыры в поставках для животноводства и в особенности для вкусо-пищевой промышленности. Та же соя в огромном количестве поглощается покупателями из юго-восточной Азии либо идет в производство биотоплива, но в странах своего массового культивирования являются скорее источником доходов, чем пропитания.

7. Предвосхищая «аргумент голода» как не военного способа ведения против себя борьбы за развития, запасы продовольствия Китаем уже нарощены с 40% до 50%. Китай обладает самыми большими запасами еды в мире: Пекин ускорил покупку продовольствия в запасы еще во время первого года пандемии. Китай накопил более половины мировых запасов кукурузы и других зерновых культур. Накопление продовольствия в Китае – одна из причин роста цен, но не единственная. На 2022-й год Китай будет располагать 69% мировых запасов кукурузы, 60% риса и 51% пшеницы. Китай импортозависимый в сфере продовольствия, каждый год дополнительно усугубляя свое положение хищническим освоением океана (на пару с другими морскими державами) через изъятия морских продуктов по всему миру, рискуя так вскоре остаться без главного рациона своих прибрежных городов уже к 2038-му. Но динамика этой добычи уже достигла пика и будет терять с каждым годом. От чего скупка мирового экспортного продовольствия будет только интенсифицироваться. Это парадоксальным образом ударяет по продовольственной безопасности развивающихся «аграрных сверхдержав», выгодное встраивание которых в глобальный рынок потребовало устранение внутренней суверенной политики в сфере продовольственной безопасности. Китайский продовольственный импорт за 2021 далеко превысил 100 млрд.долл.США создав избыточный спрос на производство, которое обеспечивало последние пару лет интенсивное заполнения китайских складских запасов. О перестраховочной цели создания которых в текущем масштабе нетрудно догадаться: в свете сохраняющейся уязвимости продовольственных морских перевозок и будущих гипотетических блокад как результата разворачивающегося противостояния с западным блоком стран. Учитывая все это можно с уверенностью утверждать, что Китай по любой предлагаемой цене будет готов вытянуть все доступное экспортное предложение продовольствия с либеральных рынков. Трейдеры и посредники, как и морские фрахтовщики, снимут рекордную прибыль - национальные же пространства «открытых» эмитентов продовольствия ждет жесткий шок от повсеместного дефицита еды. Также Китай является ключевым поставщиком карбамида, сульфатов и фосфатов. Уже с лета 2021-го года пошли новые ограничение и контроль над экспортом удобрений, с целью обеспечения собственных их запасов и гарантии от угроз срыва стабильных международных поставок. Для чего есть и объективная причина: множество связанных предприятий на время зимней Олимпиады 2022 переведены в режим простоя, дабы обеспечить «чистое небо». Но на мировом рынке удобрений на 2022-й, на пару с Россией и частично блокируемой Беларусью, стало на еще одно предложение ограниченней.
II
Последствия для Украины: связанность вопросов энергетической и продовольственной безопасности
Не решив проблему долгосрочных гарантированных контрактов на поставку доступного по цене газа Украина к весне выйдет с малым остаточным объемом газа в хранилищах. Которым можно будет реально и многоцелевым образом распорядится. Есть основание подозревать часть украинского руководства и уполномоченных за распоряжение украинской газовой системой в желании «придержать» ранее закупленный «бухгалтерский объём» газа по низкой цене с целью сверхприбыльной перепродажи в следующий сезон. В ноябре 2021-го года химики и аграрии обратились к премьер-министру в связи с угрозой возникновения острого дефицита минеральных удобрений. Реализация поступившего предложения могло бы сгладить надвигающийся кризис цены и предложения удобрений: передать государству уже оплаченные контракты по поставке газа в мае-июне 2022-го объемом в один млрд.куб. со стороны производителей, а государство в обмен уже сегодня предоставляет им наличный газ из хранилищ. «Резкий рост цен на природный газ во всем мире уже стал причиной значительного сокращения и частичного закрытия производства минеральных удобрений. Эта ситуация уже типична даже для стран ЕС, однако в украинском варианте является более угрожающей. Производители не имеют государственной поддержки из-за подорожания сырья (природный газ 80% сырья в химпроме), испытывают нехватку оборотных средств, а также давление импорта». В январе 2022 Минэнерго и представители КМ «отморозились» (буквальная цитата от президента Союза химиков Украины) от Меморандума, проигнорировав спасительный компромисс между представителями отрасли и правительством. Для весенней посевной Украине понадобится 2,3 млн. т азотных удобрений, 75% из которых должны поставить отечественные производители. Поэтому очень важна бесперебойная работа химпрома в течение зимы для того, чтобы обеспечить необходимый запас этой продукции. И достичь этого можно при наличии необходимого запаса основного сырья – природного газа – по стабильной цене. При худших складывающихся обстоятельствах объем объективного предложения азотных удобрений в ноябре 2021 – мае 2022 года будет составлять на 23% (или 671 т.т) меньше аналогичного показателя предыдущего периода. Однако отсутсвие быстрых и конкретных движений в этом вопросе лишний раз подтверждает катастрофическую безответственность и близорукий непрофессионализм системы власти: заложенный примат прибыли в логике функционирования «государственной корпорации» ставит под угрозу общественные интересы.

Падение собственного производства удобрений делает национальный агропромкомплекс критически зависимым от импорта на время посевной 2022-го. Уже фиксируется троекратный рост с начала сезона.

Последствием дефицита станет критически низкая, от потребности, норма урожайности из-за сверх малого уровня внесения удобрений (который уже ниже чем в ЕС и США, а 2022-й станет рекордсменом: по азоту Украина вносит 42 кг/га, США – 73 кг/га, ЄС – 90 кг/га. ). Потенциально более низкая урожайность сделает квотный экспортный подход в абсолютных числах (норма того, что в млн.тонн дозволено из общего урожая вывезти) - бессмысленным с точки зрения удержания аграрного сырья в национальных границах для собственного потребления. В структуре затрат на производство пшеницы минеральные удобрения занимают около 40%. В случае нехватки, объемы производства зерновых сократятся. Стихийно будут осуществляться два параллельных сценария по спасению нормы прибыльности в отрасли со стороны производителей. Первый: экспортоориентированные производители, особенно с форвардными экспортными контрактами, дабы не нарушать договора (с финансовыми для себя потерями), продадут весь имеющийся объём, не смотря на «мольбу» отечественных переработчиков. Второй: в некоторых случаях предупреждающая смена посевных культур (где нужно меньше удобрений на га площади) с нацеленностью на наиболее выгодные варианты экспорта. Сложившаяся система международных трейдеров поглотит любой остаток, перенаправляя все либо на локального выгодополучателя-переработчика Турцию, либо на перестраховующуюся «в запас» Поднебесную. Если трейдерам есть что продать, они это продадут. С урожая 2021-го в зерне, из которого по правилу квот должен был остаться определенный обьем для внутренних нужд, из-за осознанного решения было позволено вывезти 91 процент продовольственной пшеницы. Частный интерес трейдеров был недемократично реализован в соответствующей анти-социальной государственной политике. В складывающейся ситуации Украине придётся покупать в импорте муку по исторически самой высокой цене, и под большим вопросом - получим ли мы соответствующую квоту в кризис? Ситуация со скоростью и приоритетностью получения прививок от Covid-19 бедными странами (Украиной в т.ч.) должны были многих отрезвить в вопросе «гуманистического развитого мира». Зона свободной торговли, договор о которой был недавно подписан между Турцией и Украиной закрепляет структурную специфику агропромышленного комплекса Украины в региональном разделении труда и распределении прибавочной стоимости: мы Турции зерно, она обратно муку из этого же зерна. Суверенитет в сфере продовольственной безопасности утрачивается с каждой сырьевизацией отрасли. Без государства на поле рынка, если 30% или более продукции, которую вы производите, идет на экспорт, то ваша цена на внутреннем рынке будет зависеть от конъюнктуры внешнего рынка. На очереди подсолнечное масло: может быть утрачена первичная переработка с доходом в 5+ млрд.долл.США. А внутренние цены станут сугубо импортными. Хлеб и масло - основа доступа к калориям у беднейшего населения (треть населения Украины имеют доходы ниже прожиточного минимума). В июльском отчете ЮНИСЕФ указывается, что в Украине уже недоедают 9,8 миллиона жителей. Основы Голодомора 2.0 заложены и виной тому - рентоориентированная, спекулятивная по характеру, система организации государственной власти и ее социально-экономической политики. При сложении нескольких факторов в 2022-м году Украина с большой вероятностью встретится с крахом принятой деиндустриализированной модели развития «аграрной сверхдержавы». С ее несостоятельностью в качестве системообразующего экономического ядра, ставки на солирующий экспортный агро-промышленный комплекс.

Чувствуя за наблюдаемым ростом цен потенциал социального взрыва населения (тех, кто тратит на еду 50+% доходов), во власти начали робко звучать идеи государственного регулирования цен на некоторые группы товаров и возможного введения аналога американских продовольственных карточек. Отсутствие в предлагаемой политике языка «структуры стоимости» и «факторов производства» на данный момент не дает право сказать, что какая-либо из подобных поверхностных мер способна дать ответ на вызовы национальной продовольственной безопасности. Вопрос цены на продукты и ее инфляции лишь малая часть проблемы.

Даже в случае, если все заявки на поставку удобрений аграриям будут гипотетически выполнены на все 100%, то все равно на весеннюю посевную-2022 физического объема удобрений будет меньше на целых 13%. И это при условии полного штиля в ситуации с доступом к импорту. Что как мы видим из положения на глобальных рынках - вероятность, стремящаяся к нулю. Будет жесткий дефицит и бычий рынок спроса, толкающий украинского производителя удобрений на интенсивный «побег в экспорт». График обеспеченности удобрениями предприятий, в мониторинге от МинАгро, за 4 февраля 2022 показывает скудное значение в 26 процентов из необходимого к весне. Южные области обеспечены хуже остальных.

Важно понимать простую формулу. Фермер не гонится за количеством выращенного, произведенного. Его интересует норма прибыли с гектара или головы крс и целесообразность прилагаемых усилий и затрат в процессе производства. Более высокая цена удобрений сразу меняет минимально допустимую планку урожайности. Дорожающий технологический процесс при стабильных ценах на готовую продукцию делает рациональным скорее понизить количество собранного и выращенного ценой приличной экономии на затратных компонентах и технологиях повышения эффективности труда. Фермер при такой стратегии меньше рискует и сохраняет желаемый доход. Но еды будет физически произведено меньше. И в соотношении квот экспорта и того объема, который обязан остаться для внутреннего рынка - возможна ситуация пустых внутренних амбаров и складов. И все при этом «по-закону» и в рамках договоренностей между бизнесом и правительством.

Параллельно решению «газового вопроса» и поставок удобрений государство должно сконцентрироваться на компонентах безопасности предложения и безопасности цены как составных инфраструктуры продовольственной безопасности: 1) Восстановить государственную систему стратегических интервенционных запасов и субъектности на поле национального продовольственного рынка (см. ПРИЛОЖЕНИЕ); 2) В короткие сроки создать технические управленческие цифровизованные решения по оптимизации управления мелкотоварным, частным локальным производством продуктов питания. Частное мелкое производство обеспечивает вне крупных городов до половины предложения продуктов питания. Система должна позволить увидеть баланс отечественной продукции с ее излишками или дефицитом по регионам. Это вопрос и сохранения стабильности доступа к локальным компонентам национальной кухни, как источнику нутриентного разнообразия. Необходима электронная информационно-торговая система, которая будет охватывать всех производителей овощей, фруктов, ягод, мяса, молочной продукции и т.д. среди мелких и средних производителей, позволяя решать соответствующие локальные управленческие решения и поддержку в сфере логистики и торговли. В т.ч. через создание общенациональной государственной торговой сети. Понадобится пересмотр взятых на себя чужих заградительных продовольственных стандартов, помогающих импорту, а не массовому национальному производителю.
https://glavcom.ua/ru/interview/nehoroshie-dela-s-udobreniyami-chto-budet-s-urozhaem-2022-819124.html
по информации от «Маркет Аналітик Груп»
Крупный рогатый скот
наличный потенциал внутренних производственных мощностей которых парадоксально покрывает как внутренние нужды, так и возможный огромный экспорт
подобные нововведения в ряде стран центральноафриканских стран стали действенным механизмом продовольственной стабильности в последние пару лет, гарантирующим «спрос на предложение» системой между домашними мелкими и средними фермерами и оптовыми покупателями. Система, снимающая частые сезонные ценовые перекосы из-за недостатков малой информированности продуктового производителя, лишь угадывающего реальное положение спроса.
«Суррогатный капитализм» - национальная корпоратократия –государство-корпорация, - триада пост-советской эпохи.
ПРИЛОЖЕНИЕ
автор - Вадим Емец, SGS

Сферы экономики, где присутствие государства существенно и где есть материальная основа для наращивания масштабной хозяйственной деятельности -ограничены: энергетика, транспортная инфраструктура, сфера полезных ископаемых ну и, пожалуй, АПК. При этом, именно последняя сфера наиболее перспективна с точки зрения возможностей выхода на внешние рынки и наращивания валютной выручки. Консолидация государственных активов вкупе с привлечением частных инвесторов могли бы обеспечить формирование крупного вертикально-интегрированного агропромышленного холдинга. Деятельность которого, кроме генерирования валютной выручки, способствовала бы стабилизации цен по ряду социально важных товаров и обеспечивала бы продовольственную безопасность в стране.

Концепция государственного вертикально-интегрированного агропромышленного холдинга

Для построения максимально эффективного государственного холдинга,способного влиять не только на внутренний, но и на международные рынки отдельных видов товаров, необходимо обеспечить:

- достаточный масштаб деятельности (для движения рынка);

- полную производственную вертикаль (в АПК это: от земли до конечного потребителя готовой продукции);

- интеграцию в свой бизнес ресурсов других более мелких участников (по платформенному принципу).

Таким образом, государственный холдинг должен иметь (условия минимум):

объем земельного банка сопоставимый с компаниями входящими в ТОП-5 крупнейших в Украине по этому показателю (200-550 тыс.га);

инфраструктуру по хранению зерновых, масличных, возможно молоко- и мясных продуктов. Она должна включать: элеваторы, хранилища масличных, холодильники, стационарные сушилки, склады готовой продукции и пр.;

мощности по переработке с/х продукции – предприятия, связанные с производством растительных масел, муки, круп, комбикорма, переработкоймолока и мяса пр.;

парк сельхозтехники: комбайны, тракторы, посевные комплексы, культиваторы и пр.;

элементы транспортной инфраструктуры: железнодорожные, речные и морские терминалы.

Комплементарно c государственным аграрным холдингом могли бы функционировать структуры социальной направленности, а также структуры, связанные с обеспечением продуктовой безопасности.

В частности, продукты, производимые в рамках аграрного холдинга, могли бы реализовываться в рамках сети социально-ориентированных магазинов, которые сбывали бы продукцию с минимальной наценкой. Такая сеть могла бы быть создана в партнерстве с уже существующими национальными ритейлерами (такой себе «АТБ 2.0»).

Что касается продуктовой безопасности, то предложенная структура могла бы заменить «обанкротившийся» госрезерв. Именно ее мощности по хранению продуктов питания могли бы включать целевой компонент «неприкосновенного запаса», который регулярно бы обновлялся в коммерческой логике.

Из чего складывать?

Среди наиболее интересных активов, которые могут стать основой для предложенной деятельности в секторе АПК, стоит отметить ГПЗКУ и
«Аграрный фонд».

ГПЗКУ, по-факту, является крупнейшей вертикально-интегрированной корпорацией в аграрном секторе Украины, с выручкой по результатам 2020 г. в 7,1 млрд.грн.ГПЗКУ ведет свою деятельность на территории 20-ти областей Украины. В состав корпорации входит 55 филиалов: главный торгово-экспортный филиал; 2 портовых элеватора — «Одесский зерновой терминал» и «Николаевский портовый элеватор»; 24 линейных элеватора; 18 комбинатов хлебопродуктов; 17 мельниц; 1 крупяной и 2 комбикормовых завода. Суммарно 53 подразделения-филиала ГПЗКУ могут хранить 3,75 млн т зерновых, в том числе суммарные мощности по перевалке на экспорт Одесского и Николаевского портов составляют около 2,5 млн т зерновых грузов в год. Предприятия ГПЗКУ способны перерабатывать около 700 тыс. т зерновых культур. Компания производит 7 разновидностей пшеничной и ржаной муки, а также их смесей. Комбикормовое производство включает в себя ассортимент полнорационных рассыпных и гранулированных кормов для КРС, свиней, кроликов, птицы, рыбы и др. Крупяное производство представлено: 5-ю видами круп; 7-ю видами хлопьев; 3-мя видами мюсли. ГПЗКУ в течение 2019/20 МГ поставило на внешние рынки 73,68 тыс. тонн пшеничной муки, что стало наибольшим объемом среди украинских экспортеров указанного продукта. В 2019/2020 маркетинговом году ГПЗКУ вошла в ТОП-15 экспортеров пшеницы с Украины.

Для превращения этой структуры в перспективный мощнейший аграрный холдинг необходимо решить ряд задач: расширить и наладить работу логистической цепочки, обеспечить предприятие собственным земельным банком, решить вопрос с 1,5 млрд. долларовой задолженностью перед китайской государственной корпорацией. Также,перспективным видится объединение ГПЗКУ с АО «Аграрный Фонд», который непосредственно вовлечен в осуществление форвардных сделок на рынке зерна,способствующих поддержанию мелких и средних производителей, а также имеет опыт в формировании запасов зерновых. Вероятно ДП «Кониеводство Украины» тоже могло бы вписаться в холдинг со своим земельным банком в 44 тыс.га и поголовьем в 1800 лошадей.

Кроме того, государство имеет достаточно мощный банк земли, который мог бы быть передан для целей соответственной государственной корпорации. По данным Государственного земельного кадастра у госпредприятий осталось 750 тыс. га земли государственной формы собственности сельскохозяйственного назначения(Национальная академия аграрных наук – 354 тыс. га; Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства – 178 тыс. га; Министерство образования и науки – 77 тыс. га; Министерство обороны – 42 тыс. га; Государственная пенитенциарная служба Украины – 35 тыс.га; Гослесагенство – 21 тыс.га; Фонд государственного имущества – 14 тыс. и Госводагентство – 2,5 тыс. га.). Естественно, вряд ли земли этих ведомств можно без сложностей переориентировать на предложенные цели, но если хотя бы их третью часть сконцентрировать в рамках госхолдинга, то в государстве в одночасье появилось бы аграрное предприятие входящее в ТОП-5 агрохолдингов Украины по объему земельного банка.

Ну и понадобится работа в направлении фондирования со стороны государства необходимой инфраструктуры АПК (частично возможно в рамках программы «Большая стройка»), привлечение кредитных средств государственных банков («Укрэксим», «Ощадбанк») и средств частных и международных финансовых учреждений для формирования недостающих производственных кластеров (ЕБРР, Европейский инвестиционный банк). Вероятно, отдельные активы госрезерва также могли бы вписаться в новую структуру, в частности мощности по хранению продуктов АПК разного уровня готовности.

В этой логике, реструктуризировать китайский кредит не будет проблематичным. Китайский партнер, вероятно, будет рад увидеть в качестве своего контрагента в Украине мощного регионального игрока на рынке АПК и согласится подождать. Тем более, если агрохолдинг получит поддержку со стороны недавно созданного Экспортно-кредитного агентства.

Если говорить об уровне возможного дохода подобной структуры, то здесь какие-либо оценки можно дать исходя исключительно из аналогового подхода. Так, по результатам 2020 г. у ТОП-3 украинских агрокомпаний были следующие показатели: Kernel Holding SA – 4,1 млрд.дол.США, МХП – 2 млрд.дол.США, «Нибулон» - 1 млрд.дол.США. То-есть, вилка лежит в рамках суммы, которая как раз выпадает в результате остановки прокачки природного газа Россией через ГТС Украины.
~
Підпишись на наш Telegram канал чи Viber, щоб нічого не пропустити
Made on
Tilda