Глобальная энтропия

Итоги года 2018 от Института стратегических исследований "Нова Україна"
Глобальная экономика и международные отношения
Автор в Strategic Group Sofia, політолог, експерт із міжнародних відносин

На протяжение последних лет размышления о кризисе мирового порядка уже стали общим местом практических всех экспертных дискуссий. Единственным отличием традиционно становились ценностно-идеологические установки сторонников сохранения мира существующего и тех, кто выступал с позиций пересмотра мирового порядка.

В этом споре «реакционеров» и «ревизионистов» уходящий год можно считать действительно знаковым. Практически в каждой из сфер жизнедеятельности современного человеческого общества отчетливо видны процессы деструкции ранее сложившихся моделей, правил и норм.
Глобальный экономический порядок и сложившуюся систему мирового разделения труда разрушают торговые войны, взаимные антимонопольные расследования и бесчисленные прямые санкции. Лихорадит мировые финансовые рыки и многие из ведущих мировых банков сегодня предупреждают и вероятности нового глобального кризиса уже в 2019 году.

Параллельно обостряется борьба за статус основной валюты международных расчетов. В практику торговли между странами все шире входят расчеты в национальных валютах, возвращаются схемы взаимозачетов и бартеров. Сектор глобальных финансов все более хаотизируется и риски даже непреднамеренного краха системы растут.

В перегруженной долгами мировой экономике любое движение ведущих центральных банков или введение дополнительных финансовых ограничений в расчетах между значимыми участниками системы может спровоцировать спираль банкротств. В своем нынешнем состоянии гарантировать мировую экономику от краха сопоставимого или большего, чем в 2008 году глобальная финансовая система не может.

Одним из наиболее тревожных показателей состояния глобальной экономики является «лихорадка» нефтяных цен. В пределах буквально четырех лет биржевые цены на нефть «метались» со 100 долларов до 40 и вновь до 80 долларов за баррель. При этом, в тот же период времени практически неизменными оставались темпы роста глобальной экономики. Принимая все аргументы по поводу низкой эластичности спроса, накопленных резервах и устойчивости системы возникает ощущение завершенности «эпохи нефти», как главного энергетического сырья.

Уже в ближайшие десятилетия нефть, как в свое время уголь, может потерять статус эталонного сырья. Либо вследствие резкого удорожания и нерентабельности большинства производств, либо по причине столь же резкого удешевления и нерентабельности добычи. По крайней мере, ожидать новых «экономических чудес» в развитии отдельных стран и регионов в уходящую «нефтяную эпоху» не приходится. Мировая экономика больше не располагает необходимым объемом энергии для экспансивного роста, а возможно, даже для поддержания нынешнего статус-кво.
Масштабной ревизии подвергаются основы социального государства (прим.ред: на что уже предложен ответ европейской интеллигенцией через Манифест "европейской реформы" - наш эксклюзивный перевод документов). Яркое свидетельство тому продолжающиеся до сих пор протесты «желтых жилетов» во Франции и других странах Европы и мира.
У этих событий много трактовок. Кто-то видит в них антиправительственные выступления, некоторые трактуют как анти-эмигрантский и даже как анти-европейский бунт. Но ситуация видится немного шире и сложнее. Эти протесты расшатывают сами основания сложившегося во многих странах Европы социального государства. Фактически, демонстрируя завершенность и этого проекта.

Сегодня те, кто призван поддерживать социальное государство и социальный компромисс больше не хотят нести эти издержки, а те, на кого направлены блага социального государства отказываются социализироваться и принимать правила жизни в этом обществе. Именно об этом свидетельствуют несколько масштабных и трагических террористических атак в европейских странах, в том числе во Франции.

В состоянии энтропии находится и одна из самых передовых и динамичных сфер общественной жизни. Ранее свободные и открытые информационные общества, начинают борьбу с «фейковыми новостями» и негативным внешним информационным воздействием. Первой жертвой этой борьбы становятся социальные сети, которые с недавнего времени фактически превратились в наиболее современные и динамичные СМИ, позволяющие непосредственно взаимодействовать с источником информации.

Обоснованно или нет, но эти сетевые среды сегодня становятся главными «подозреваемыми» в случаях несанкционированного вмешательства в политические системы. Они часто фигурируют в скандалах с утечками персональных данных и рассматриваются, как среды распространения «фейковых» новостей. Во многих странах деятельность сетевых информационных сообществ уже находится под запретом, подвергается существенным ограничениям или проверкам с этой целью. Открытый информационный мир также переживают стадию деструкции и «сжатия».

В целом, идет активный процесс переосмысления понятия, роли и ценности человека. Размываются контуры традиционных представлений о семье, морали и общественном благе. Многие говорят о кризисе традиционных религий и снижении социального авторитета религиозных институтов.

Предсказания, боязнь и, одновременно, ожидание масштабной войны и глобальных катаклизмов можно считать своеобразным апогеем этой неопределенности и распада. Очень символичным завершение года можно вполне считать статью профессора Военного колледжа сухопутных войск США Роберт Фарли, размещенную в его блоге на сайте National Interest 22 декабря 2018 года. Примечательно, что широкое обсуждение получила не столько сама постановка автора о вероятности глобальной войны, сколько обсуждении мест и обстоятельств ее вероятного начала.
Многие сравнивают нынешний период с «Холодной войной», находя убедительные доказательства сходства в виде роста международной напряженности, начала гонки вооружений и введения давно забытых элементов «маккартизма» во внутренней политике некоторых стран мира. Но в этих рассуждения часто упускается одна мелкая, но важная деталь – в период Холодной войны система международных отношений конструировалась.
Стороны прощупывали, иногда достаточно опасно, пределы экспансии своего влияния и пытались снимать напряженность через унормирование отношений в виде конвенций, пактов и международных договоров. «Война невероятна, мир невозможен». именно такой характер конкуренции-взаимодействия великих держав конца 20-го века пророчески предсказал Раймон Арон

Сегодня же большинство «несущих конструкций» этого миропорядка рушатся. В том числе Договора, ограничивающие развертывание и обладание самым опасным из видов оружия эпохи ядерного мира. Более того, становится крайне сложно даже обеспечить диалог и минимальный уровень взаимодействия новых конкурентов-соперников. Во многих обществах формируется (или уже сформирована) такая повестка, в которой сам факт достижения любого соглашения станет невозможным. Вероятность войны действительно растет.
В сложившихся условиях спор двух доминирующих течений «ревизионистов» и «реакционеров» становится бессмысленным и ложным. Мир уже вошел в состоянии энтропии. Обеспечить «старый порядок» более не возможно, фактически, ни в одной из социальных сфер. Эти, обращенные в прошлое идеи, к сожалению не сработают.
Но проблема в том, что у большинства ревизионистов, по крайней мере на сегодняшний день, нет общего видения как развиваться миру. Все чаще в качестве ответа предлагается замкнуться в границах новых, геополитически оформленных, технологических зон, региональных квази-государств или, что еще утопичнее, в национальных рамках.

С высокой долей вероятности такой вариант выхода из нынешней ситуации просто не сработает. Стратегия «замыкания» и «огораживания» просто не обеспечит необходимого уровня безопасности и не гарантирует развития для таких сообществ.

Разрушение, даже временное, мировой системы разделения труда, сворачивание и примитивизация глобальной торговли заставят эти сообщества тратить огромные ресурсы и энергию на обеспечения своей экономической, социальной и технологической безопасности. Вместо концентрации ресурсов для динамического развития в рамках специализации в глобальном разделении труда силы будут уходить на банальное клонирование производств и технологий уже имеющихся в других технологических зонах. Тоже самое можно сказать в отношении функционирования социальных систем в целом. Огромные ресурсы будут уходить на сдерживание оппонентов и поддержание военного паритета. В результате, рано или поздно наступит ресурсный голод, дефицит и общее социально-экономическое перенапряжение. С чем собственно и столкнулся поздний СССР с известными для себя последствиями.
В результате, вместо нового паритета в международных отношениях, динамичной технологической конкуренции и всеобщего развития новый дивный мир столкнется с деградацией, исчерпанием ресурсов, обнищанием людей и постоянными вооруженными конфликтами большого масштаба и высокой интенсивности. Угроза распада или масштабного столкновения новообразованных «замкнутых» систем представляется практически неминуемой.
Ответить на вызовы планетарного масштаба в виде эпидемий, природных катаклизмов, исчерпания природных ресурсов такое сообщество окажется просто не в состоянии. Через «такт», возможно длинной в поколение, миру придется вернуться к обсуждению целей, задач и принципов взаимодействия, сосуществования и совместного развития. Или столкнуться с реальностью нового «каменного века», о которой говорил А.Эйнштейн описывая последствия новой глобальной войны.

Уйти от этого сценария можно только в случае начала нового глобального диалога о принципах сосуществования и взаимодействия. Причем, не только по отдельным вопросам борьбы с изменением климата, даже если под этим имеется в виду новая модель организации мировой экономики. И не только по проблемам беженцев, миграции и нео-номадизма.

Ключевой и самый опасный вызов сегодня находится в сфере международной безопасности. Обсуждение этой проблемы и выход на согласованную формулу коллективной «безопасности развития» даст ключ к совместному решению других системных проблем: нового общества, новой социальной справедливости и новой парадигмы развития.

Примеры такого диалога и взаимодействия, закончившиеся конкретными решениями, есть в относительно недавней мировой истории. Речь идет о Хельсинском процессе 1973-1975 года, и наработках с ним связанных.

Представляется, что этот успех сегодня может быть повторен даже с вовлечением большего круга стран-участниц и с более широким охватом проблем. Единственный вопрос — это готовность нынешних политических элит в нем участвовать.
Джерело
фото: https://iz.ru/819964/ekaterina-postnikova-tatiana-baikova/ogni-parizha-zheltye-zhilety-vydvigaiut-novye-trebovaniia-vlastiam
~
Підпишись на наш Telegram канал чи Viber, щоб нічого не пропустити
Сподобалась стаття? Допоможи нам стати кращими. Даний медіа проект - не коммерційний. Із Вашою допомогою Ми зможемо розвивати його ще швидше, а динаміка появи нових Мета-Тем та авторів тільки ще більш прискориться. Help us and Donate!
Ще до підсумків 2018:
Тема: Український "транзит"/Підсумки 2018
Заметки о 2018-м : обратная сторона со-бытий
Поиски достойной альтернативы «малой Украине» и формулы внутреннего консенсуса только начинаются. И однозначно – примитивная схема «восток и запад» тут не работает. Более сложная задача сшивки исторических поколений, времен, символов и укладов – осознается и признается далеко не всеми. Предотвращение нового витка борьбы за «советское наследие», политика обще-национального примирения, разумный технократизм и нео-индустриализм в экономике (как свооебразная «таблетка от старения»), культурный модернизм и стряхивание средневековой провинциальной архаики, пройти «Злуку-2» и политическое единство декабря 1991го – сложнейшие исторические задачи. Вокруг которых и необходимо альтернативное объединение политиков и гуманитариев, не инфицированных еще «кодом порошенко». (Андрей Ермолаев)
Made on
Tilda