«НОВЫЙ ЗЕЛЕНЫЙ КУРС ТЕХНО - ИМПЕРИАЛИЗМ ДЛЯ ЕВРОПЫ»

STRATEGIC GROUP SOFIA
Єрмолаєв Дмитро

експерт та головний редактор в Strategic Group Sofia

«Если Земля потеплеет на 3 градуса по сравнению с доиндустриальной эпохой - привычный мир выйдет далеко за рамки даже самых смелых страхов»
Дэвид Уоллес–Уэллс. Необитаемая Земля
На Конференции Рио + 20 по устойчивому развитию в 2012 году (20 лет спустя принятия так называемой первой «Декларации Рио») понятие зеленого роста закрепилось довлеющей темой глобальных будущих «эко-конференций». И базовые представления новой логики устойчивого развития (стабильного сосуществования инфраструктуры жизни человека и мира природы) вербализировалось в итоговом документе «Будущее, которого мы хотим» (ООН 2012), что одновременно призывал к созданию общемировой «зеленой экономики» (green economy) и «устойчивой экономики» (sustainable economy). Предполагалось, что с тех пор тема зеленого роста сможет стать доминирующим публичным ответом-действием на с каждым месяцем все более серьезные предупреждения как со стороны науки, так и самой природы и того экологического кризиса, который втягивает в себя страны во всех уголках нашей планеты. Казалось, что в тот момент климатическая проблематика окончательно вышла из активисткой монополии «гринписов» и экспертной маргинезы, трансформировавшись в мировую политическую повестку, для которой проблема экологического воздействия человека из «личного дела» безопасности среды сугубо национального обитания должна была наконец стать общечеловеческим делом - ибо волна физических свидетельств и научно-экспертных работ об угрозах ближайших лет уже переваливала через порог адекватного скепсиса.

Именно та страна, которая стала в свое время символической точкой отсчета глобального разговора об взаимной экологической ответственности в крайние наши годы стахановскими темпами уничтожает ключевую эко-систему региона и мировой природный центр производства кислорода и поглощения CO2.
К настоящему моменту Бразилия потеряла около 20 процентов изначальной площади своих амазонских лесов,
Целенаправленная государственная политика конвертации леса в пастбища под растущий международный спрос на продукцию животноводства репрезентативно указывает на заказчика дерегуляции и сверхэксплуатации природных ресурсов: крупный трансграничный и транснациональный капитал. В сферах с/х и добывного ресурсопользования в последнее время максимально укрупнившегося и сводящегося к всего нескольким десяткам переплетенных капиталом корпораций. Adecoagro (та самая Южн.А), Adler Seeds, Agria Corporation, AgriSA (Южн.А), BASF и др.
угрожая катастрофой системного слома термо-влаго регуляции для всего континента (при перешагивании порога в 20-25%) и непредсказуемыми последствиями для планетарной климатической системы. Такие «погибающие амазонии» в ускоренном темпе формируются на территориях большинства регионов мира, не смотря на всю историю «Рио», Киотских протоколов, Парижа и других мифологизаций консенсуса стран и капитала относительно плана мирового развития на принципов сохранения взаимного и равноправного выживания в ситуации набирающих оборотов гео-климатических изменений. Любые попытки серьезного уже не разговора, а формализованной и кодифицированной над национальной программы действий никак не получается реализовать коллективно, а уж тем более нет предпосылок для ее сегодняшней реализации именно на принципах коллективного ответственного действия. Характер организации воспроизводимости современного глобализированного капитализма со сложной системой перераспределенных цепочек производства/реализации предполагает жесткую, управляемую систему политического контроля за глобальной неравномерностью экологических издержек (экологическое разделение труда: когда синтетическая, высоко потребительская среда предполагает высокий экологический уровень ее территории обитания). Срабатывает базовое правило свободного предпринимательства - минимизация издержек. Экологичность ведения хозяйственной деятельности предполагает высокие затраты на ее технологичность; соответственно издержки богатой «эко-потребительской» жизни перекладываются на территории управляемой бедности (низких стандартов жизни и среды обитания).
«Эмпирические данные предполагают, что абсолютное отделение ВВП от использования ресурсов (прим.: суть повышения экологичности жизни индустриального общества) (а) может быть возможным в краткосрочной перспективе в некоторых богатых странах с сильной политикой борьбы с выбросами, но только при условии теоретического повышения эффективности, которого в реальности невозможно достичь; (б) неосуществим в глобальном масштабе, даже в условиях политики наилучшего сценария; и (c) физически невозможно поддерживать в более долгосрочной перспективе. В свете этих данных мы можем сделать вывод, что теория зеленого роста - с точки зрения использования ресурсов - не имеет эмпирической поддержки
прим.: «сценарий» в этом контексте обозначает прогностическую модель, в которую входит определенный комплекс взаимовлияния проявления природы и деятельности человека.
«активизировать осуществление» Рамочной конвенции ООН по изменению климата, в частности, удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2 °C и «приложить усилия» для ограничения роста температуры величиной 1,5 °C путем контроля объема и динамики хозяйственного влияния на уровни CO2.
Бруно Латур, «Где приземлиться? Опыт политической ориентации»
геологическая эпоха с таким уровнем человеческой активности, которая становится первостепенно определяющим фактором главных процессов в экосистеме Земли
ярким примером «борьбы за технологическое время» служит вопрос борьбы с телекоммуникационными решениями технологии 5G, с ее практической реализацией со стороны китайских компаний, - борьбы, в которую помимо США ввязалось и ЕС. Эта переломная для многих секторов технология требует времени по внедрению в практическое производство и через страхи вокруг вопросов информационной безопасности США и ЕС выигрывают для своих компаний время (при сохранении видимости фритрейдерства).
Таким образом, корпоративный капитал не может самоинициативно (как и национальное государство, часто представляющее и продвигающее систему защиты его фондов и бизнес процессинга) быть субъектом глобального справедливого плана переобустройства планетарной экономики, в согласии с целями Парижских соглашений о недопущении превышения температурного лимита. И финальным аккордом «климатического скептицизма» – стало американское индустриальное лобби, которое с избранием Трампа выдернуло США из Парижских соглашений по климату в 2015-м.
"Эти алармисты вечно требуют одно и то же - абсолютную власть, чтобы доминировать, трансформировать и контролировать каждый аспект нашей жизни…Свободное предпринимательство — оно и в двадцать первом веке будет вносить главный вклад в производство материальных благ…чтобы воспользоваться возможностями завтрашнего дня, мы должны отвергнуть вечно хнычущих предсказателей конца света и их пророчества насчет близкого Апокалипсиса…все они хотят увидеть наш провал, но мы не позволим этому случиться.»
из речи Трампа на Давос-2020
Крупнейшая экономика и глобальный игрок США будет использовать по максимуму ресурсы сегодняшнего дня, перед тем как совершенно осознанно «приземлиться», в термине Бруно Латура, с максимальным козырем на руках. Вопрос один: те ли это будут масти, что побьют беспрецедентную нагрузку на привычность нашей среды обитания уже с 2040-50? От выбранной стратегии адаптации зависят получаемые исходные позиции в пике кризиса (всего через 30 лет) первого этапа недавно наступившего Антропоцена. И крупнейшие национальные государства и региональные макро-структуры с относительной синхронностью вышли со своими геоэкономическими программами будущего. Неоглобализм Китая с «Поднебесной общей судьбы»; нео-корпоративизация от США; новый зеленый техно-империализм ЕС. По мере того как разворачиваются события конфликта вокруг первенства в технологическом лидерстве (время производственного внедрения и масштабируемость оказываются сверх критическими параметрами ибо в сфере цифровых технологий/связи/материалов/энергетики/управления речь идет об ближайшей декаде трансформации базового передового уклада) происходит изменение привычного мышления среди конкурирующих сторон - от многосторонних к односторонним отношениям и от кооперативных к конкурентным. Складывающаяся в результате геополитическая турбулентность создает непредсказуемость понимания того, кто руководит процессом, а кто является союзниками, и кто все таки в итоге окажется победителем и проигравшим. Есть оценки, что к 2050 году пул стран с формирующейся в настоящий момент рыночной экономикой будут составлять список шести из семи будущих крупнейших экономик мира. И цифровые технологии пересматривают, что значит оказывать глобальное влияние.
Вокруг темы глобального изменения климата ведется ожесточенная научная и политическая борьба. Основной точкой скрещивания мечей становится вопрос принципиального влияния человеческой деятельности на процесс обьективного повышения температуры в временной шкале от начала известной нам эпохи первичной индустриализации. Позиция «За» влияние выразилась в повестке ограничений выбросов парниковых газовых, карбонового следа и др. ограничительных мер в отношении антропологического привнесения в систему планетарного теплообмена. Позиция «Против» отталкивается от разделяемого и первым лагерем представления о том, что за последние несколько тысячелетий температурный климатический сдвиг происходил много раз и циклическим образом. Соответсвенно, потепление/охлаждение происходит по иным причинам, чем антропогенное влияние (солнечная активность, магнитная полюсность и др. сложные комплексные механизмы цикличного перехода). «Глобальное потепление (т.е. потепление с 1977г.) закончилось. Ничтожное увеличение антропогенного СО2 в атмосфере (0,008%) не было причиной потепления, оно было продолжением природных циклов, протекавших за последние 500 лет.» (проф. Don J. Easterbrook). И с доводами последних можно частично согласится: уже фиксировавшиеся исторически циклы не дают право перевести всю вину за рост глобальной температуры лишь на человека. Тем не менее, и первых и последних можно примирить в формуле, которая политически возвращает адекватность повестке глобального изенения климата, как повода коллективных переговоров об изменении способов и последствий антропологического влияния на природу: антропогенный фактор не вызвал текущий сдвиг в сторону активного роста мировой температуры (и глобальных катастрофических последствий в стабильности экосистем), но антропогенный фактор критически быстро крадет время у текущего поколения на адекватную адаптацию инфраструктур жизни к новым условиям жизни после 2050х. «Точка невозврата по достижению максимальных 2 градусов цельсия потепления будет пройдена к 2049 году», - прогнозируется в докладе DNV GL. Таким образом, мы можем говорить о том, что способность или не способность быстрыми темпами коллективно организовать сохранение приемлемых темпов природно/антропного нагрева планеты - это вопрос организации паритетного сосуществования. Но события и повороты политик ключевых глобальных игроков явно указывают на то, что ставка была сделана на игру с нулевой суммой.
ЕВРОПА: ИЗ БАБОЧКИ В ГУСЕНИЦУ
Европа оказалась к 2020-му втянутой в борьбу за власть между тремя крупнейшими игроками мира, поскольку Соединенные Штаты, Россия и Китай пытаются игнорировать, разделять или укреплять Континент в своих целях, выкидывая до последнего времени ЕС из равноправной субьектности в этом процессе.

Вдобавок ко всему, в большинстве членов Евросоюза ультра острым оформился вопрос социальной несправедливости. Восстановление Европы после Второй Мировой Войны сопровождалось достаточно жестким мобилизационным режимом почти во всех субъектах европейского региона. Это касалось в первую очередь рынка труда. Понимание тяжести задач сформировало (да и фактически требовало объективно) минимизации прав рабочих, с максимизацией всей необходимой послевоенной восстановительной нагрузки: время работы, временность занятости, условия труда, оплата и т.д. Задачи, поставленные перед национальными правительствами, и понимание ситуации формировали на то время и соответствующие политические режимы с условными «партиями капитала». Но последующая фаза роста и экономического подъема сопроводилась уникальным периодом расцвета европейской социал-демократии. Соседний «занавесный» послевоенный Советский Союз и объективно, и мифо-идеологически задавал опережающую планку представления о значимости и реальности социального государства с высокими стандартами обеспечения экзистенциального комфорта работника и труда как такового: полная государственная медицина; гарантированный курортный отдых; гарантия профессиональной карьеры; задавание безапелляционной уверенности в витальной стабильности по оси всех поколений. На фоне этого, европейские трудовые союзы получали мощный само организующий идеологический козырь в давлении на работодателя (притягательный соседский пример СССР). А капитал был вынужден идти на упреждение низового рабочего движения (в условиях антисоветской установки) через плавное наращивания составных элементов будущего среднеевропейского социального государства. Разгоняемого наращиванием внешнеторгового сальдо в ситуации постоянно растущего спроса на европейские товары и услуги и качественного роста производительности труда (чему благоволило щедрое государственное финансирование среды НИОКР). Рост экономической базы для распределения превосходил возможные социально-политические издержки. Именно в этом тандеме внешней «социалистической практики» и «социализирующейся публичной политики» произошло формирование известной нам донедавна «европейской мечты». Именно той формы организации социального пространства «в труде и отдыхе», который в своей мифологической обертке рядового туриста поддерживается в сознании и до сих пор. Но победа право-популистских сил и недавняя волна не оформившихся институционально-политически движений «желто-жилеточников» показало элитам принципиальный разлом в механизмах обеспечения преемственности социальных сред, условно, обитания европейского среднего класса - разрушение условий возможности социального лифта. Волна политических альтернатив (как под правыми, так и под левыми брендами) объединены повесткой слома несправедливого социально-экономического порядка. Порядка, в котором в лигу проигравших выпадают из еще недавно стабильных профессиональных и бизнесовых сред. Так называемая эффективная немецкая экономическая модель - переориентация страны от повестки социального государства к ново-сословной неолиберальной форме организации ресурсов национального пространства с целью повышения конкурентоспособности национального outsource перед корпоративным капиталом, ускоренно порождающее прекариатизацию населения. Минимизация государственного участия стран ЕС в инвестиции по прорывным современным технологиям, позволило транснациональному капиталу переложить ставки и минимизировать издержки, в связи с этим, на другие территории производственного роста и потребительского бума. Европа оказалась на распутье проблем и зависшего развития в оркестре без влияния на концерт. Но помимо адекватной рефлексии собственной историчекой трансформации и проблем - европейская элита в одиночестве поняла и приняла климатическую повестку 2050, почувствовав момент исключительного перед всеми конкурентного прыжка, шанс завоевать победу как единственный гео-социоэкономически стабильный макро-регион. И ЕС полностью отдает себе отчет, что «помимо риска конфликта, если заинтересованные стороны сосредоточатся на непосредственном геостратегическом преимуществе и не смогут переосмыслить или адаптировать механизмы для координации в течение этого нерешенного периода, возможности для действий по ключевым приоритетам будут упущены.» - предсказательно предупреждают в официальном докладе The Global Risk Report 2020, представленный на Давос-2020.
прим.: 10 процентов немецких домохозяйств контролирует более 66 процентов чистого денежного богатства Германии.
ФРАНКО-НЕМЕЦКИЙ ФРОНТ ЗА ВЫХОД ИЗ ЕВРОПЕЙСКОГО БОЛОТА
12 декабря 2019-го новая Председатель Европейской комиссии, Урсула фон дер Ляйен, официально презентовала Новый Зеленый Курс для Европы ( прим.: эксклюзивный перевод от SG SOFIA: http://sg-sofia.com.ua/novij-zelenij-kurs-dlya-evropi ) - что ознаменовало начало долгого и тяжелого, но амбициозного плана переобустройства блока и развязало внутриевропейскую борьбу за ресурсы нового мобилизационного плана, представляющего собой внутреннюю реорганизацию как социально-хозяйственной жизни Европы, так постройку ее будущей "экологической форпостности" (в качестве инновационного средства борьбы за будущий центр перетекания капитала и труда) по отношению к внешнему миру (прим.: к коему относится и Украина ).
«Это Европейский момент человека на луне», - сказала Урсула фон дер Ляйен на первом выступлении новой Европейской комиссии - «Наша цель - примирить экономику с нашей планетой, примирить способ, которым мы производим, как мы потребляем с нашей планетой, и заставить ее работать с нашими людьми»
Детальные положения и механизмы реализации Нового Зеленого Курса для Европы смотрите в «Приложении»
Политика направлена на достижение целей Парижского соглашения по климату и является признанием растущей важности изменения климата для европейской промышленности, торговли и политики - сила зеленых избирателей была продемонстрирована на европейских выборах в этом году, как доказательство.

«Именно народ Европы попросил нас предпринять решительные действия против изменения климата», - сказала новый лидер. - «Именно для них мы сегодня здесь, для них мы начинаем амбициозный Новый Зеленый Курс для Европы. Именно здесь мы говорим им: «Мы слышали вас». Так в политическую мифологизаци новой большой общей идеи закладывается классический христианский миссионизм (совершенно естественным образром ложашийся в ткань европейской гумманистической традиции - взять спасительную ответственность за человечество; указать на образ жизни, способный сохранить божий мир и достижения западной человеческой цивилизации как ее выразителя). Миссионизм от которого грубым кулаком отмахнулись США и не замечают все остальные. «Движения во имя защиты творения, включая естественную красоту нашего сотворенного мира, вдохновлены христианскими идеями» (Judit Varga, министр юстиции Венгрии )

Сдвиг создаст победителей и проигравших. «Экологический переход изменит геополитику, включая глобальные экономические интересы, интересы торговли и безопасности. Это создаст проблемы для ряда государств и обществ.» - прямо выдает суть стратегического виденья глава Комиссии. Новые политические лидеры, стоящие за формированием новой политики совершенно трезво отдают себе отчет о том, что даже самыми радикальными методами декарбонизации и динамикой ее осуществления (но ограничиваясь лишь отдельным макро-регионом нынешнего ЕС) невозможно! решить проблему 2050.
Новый Зеленый Курс - не про спасение планеты и остановку динамики теплового климатического сдвига. Краш-тест начался и пассажир уже не может выйти из машины. Но в отличии от тех, кто решил, что большая масса жертвы спасет ее - элита Европы решила успеть пристегнуться. Решая по ходу все ключевые для себя вопросы: с высшей задачей занять «инновационный конус, который экспансирует технологиями и для которого характерна политика технологического (прим. зеленого в характеристиках экспортных технологий) империализма.», что обеспечит ресурс развития; снизив стоимость и мобильность энергии в условиях катастроф окружающей среды внутри ЕС; создав ойкумену комфортной, безопасной, экологичной среды обитания как буквально физической притягательной территории обитания в мире, где очень скоро с этим будут огромные проблемы.
С самого начала 2019-го французский лидер Франсуа Макрон приступил к наращиванию своего национального влияния в европейских институтах: создав группу «Обновленная Европа» в Европейском парламенте; поставив близких союзников у руля Европейского центрального банка и Европейского совета, а также руководил выдвижением Урсулы фон дер Ляйен на пост президента Европейской комиссии. Совершенно неудивительно, что стратегическая перспектива новой Комиссии во многом отражает собственные приоритеты Макрона в его видении задач новой Европы: борьба с изменением климата и достижение углеродной нейтральности; введение европейской системы минимальной заработной платы и пособий по безработице в еврозоне как малая часть новой большой политики возвращений стандартов справедливости социального государства и выравнивания перетоков в перераспределении богатства на территории ЕС; капитальные государственно-частные инвестиции в научно-производственный кластер по ключевым прорывным конкурентным технологиям ближайшего будущего; расширение возможностей ЕС в области обороны (с налаживанием кросс-континентальных хозяйственно-оборонных взаимоотношений с соседями); и разработка надежной внутренней политики безопасности, убежища и миграции. «Я ожидаю, что «Новый Зеленый Курс» изменит правила игры», - сказал французский депутат Европарламента Паскаль Канфин, председатель комитета парламента по окружающей среде и видный член центристской группы «Обновленная Европа». «У нас должна быть ситуация пред- «Зеленого Курса» и ситуация пост- «Зеленого курса». Таким образом, Новый Зеленый Курс стал не просто избирательным пиар проектом одной немецкой кандидатки, а предварительным негласным консенсусом крупнейших сообществ Европы относительно рамки выработки мобилизационной европейской адаптационной программы и его ключевых целей. И в ближайшие годы вся публичная политическа европейская повестка от страны к стране будет отражением внутренних практических уточнений, политико-экономических взаимных торгов и индивидуальных синхронизаций, сцепленных выработкой единства вокруг Нового Зеленого Курса. На кону 1трлн.евро., который нужно превратить в будущее - и сам процесс теперь становится крайним вызовом на способность выразить и реализовать проект большой Европы. Именно предварительная подготовка и перспектива запуска процесса Нового Зеленого Курса. НЗК является логиченской расшивкой классической ставки европейских действующих консервативных партий на локальные сообществ и их эко-решения (а не ставка на бессильные глобальные соглашения). Более того, ставка будет делаться на максимальное ускорение снятия геополитических, миграционно-пограничных (в отношении не-Европы) слабых точек, путем привлечение в единую структуры недавних европейских «изгоев», Северной Македонии и Албании: «..конкурирующие державы, такие как Россия, Китай, Турция и страны Персидского залива, будут усиливать свое влияние в соседстве с ЕС, если блок не сблизит две страны» - заявила Ангела Меркель, добавив, что такие переговоры должны пройти уже в марте 2020-го. Цель поставлена однозначно - лешить ЕС потенциала внешнего геоэкономического и геополитического влияния на себя, поменяв стрелки местами.
прим.: между прочим в 2017 году именно французское правительство первым объявило о крупнейшем выпуске суверенных зеленых облигаций на сегодняшний день, 7 млрд евро, для финансирования энергетического перехода
ЕВРОПА: ИЗ ГУСЕНИЦЫ - В БАБОЧКУ 2
НЗК - не «экспортная модель демократии» по налаживанию условий включенности отстающих в золотой миллиард успешных неолиберальных экономик. Это политика выстраивания сильной в адаптационном смысле, высокоэффективной и социально притягательной (в декларируемой цели), доступной в базовых потребностях (качество питания, индивидуальная стоимость энергии и инфраструктуры жизни) среде обитания стабильной на ближайшие 30 лет испытания европейского дома.


Пример только малой части ближайших связанных политик:
Превращение части Европейского инвестиционного банка в Европейский климатический банк. И ЕИБ уже отказался от инвестиций в проекты, не связанные с зеленой энергетикой и свернул все проекты, хоть как-то относящиеся к углеводной экономике.
Усиление международной роли евро через экспорт зеленых технологий/стандартов производства и перработки - внедрение технологий циркулярной экономики как целевой стандарт всего ЕС (условиями возможности такого экспорта станет жестка торговая политика ЕС с подготавливаемым «carbon tax» ( прим.: который будет учитывать влияние на природу (в т.ч. CO2, но не ограничиваться лишь ПГ) по всей цепочке производства товара), который будет означать возможность производства другими non-EU странами товаров для европейского импорта лишь в условиях соответствия новым зеленым нормам и технологическим стандартам ЕС). На первом этапе это будет означать политику выборочного протекционизма с высокой оправдательной моральной составляющей (спасение будущего планеты).
Выстраивание новых условий возможности получения приоритетности для европейских компаний в инвестиционном участии в экономиках Глобального Юга в рамках внедряемой зеленой идеологемы «приоритета суверенной устойчивости над иностранными инвестициями», где видимые последствия экологической метаморфозы описываются в негативистском языке хищнического эксплуататорского капитализма старого мира, в противовес инклюзивного (в единую систему blue print world) зеленого экспортного европейского капитализма. «Я хотела бы, чтобы у Европы была всеобъемлющая стратегия в отношении Африки, нашего ближайшего соседа и нашего самого естественного! партнера. (предвыборная речь Урсулы фон дер Ляйен) .. Это континент, полный возможностей и потенциала для сотрудничества и бизнеса. Он станет домом для самого молодого и быстро растущего среднего класса в мире, и ожидается, что к 2025 году частное потребление достигнет 2 триллионов евро в год. Мы должны максимально использовать политические, экономические и инвестиционные возможности, которые принесут эти изменения…Европа должна поддержать Африку в разработке и реализации собственных решений таких проблем, как нестабильность, трансграничный терроризм и организованная преступность.» Европейская пост-колониальная Африка становистя территорией новой «зеленой технологической экспансии».
Обоществление энергетической инфраструктуры, устранение сверхприбыли в сфере коммунальной энергетики и передача ее в собственность общин.
введения со стороны ЕС цифрового налога; усиление борьбы с налоговым мошенничеством и действия против вредных налоговых режимов в третьих странах (одна из причин Brexit; прим.: Британия является владельцем множества известных офшоров ) - как борьба за утекающий ресурс европейского бюджета
не гнаться за технологической автаркией, но достичь технологического суверенитета в некоторых критических технологических областях
создание доступной системы и соответсвующей культуры пожизненного образования и совершенствования; встраивание на постоянной основе бюджета Erasmus+ (перманентный обмен студентами/профессорами между страновыми университетами)
создание усиленного Европейского агентства пограничной и береговой охраны (в составе 10 000 пограничников Frontex уже к 2024 году. Что станет важнейшим этапом подготовки перед новым витком «великого переселения народов» в виде климатических беженцев со стороны Северной Африки и Ближнего Востока (кризис доступности воды, почвы, температурные шоки и т.д.)
переход на декарбонизированную энергетику помимо ставки на ВСГ (ветер, солнце, гидро) также будет делать ставку на перспективную технологию энергетики прибрежных волн. Но переходный этап предполагает временное замещение ТЭС и АЭС газом. Что означает долгосрочные прагматичные взаимоотношение с ключевым поставщиком, Россией. Уже сейчас явен разворачивачивающийся процесс выстраивания новой формы стабильных соседских взаимоотношений в торговых и военных плоскостях. Новый Зеленый Курс требует стабильный и мирный Континент. Это стоит учитывать тем национальным субьектам, которые играют роль триггера помехи этому процессу.
Европа ставит целью в короткий срок стать на первые позиции в роли Центра качественной жизни, снимая социальную напряженность внутри путем инвестиций в «зеленые технологии» всех производственно-инфраструктурных сред, создавая большой спрос занятости.

Новый институт, Environmental Justice Commission, (Комиссия по экологической справедливости) будет наделена правом оценивать и делегировать высшим органам ЕС решения по противодействии международным неконкурентым (в том числе в рамках международной коррупции в системной работе таких организаций как ВТО, МВФ и т.д.) политикам в отношении противодействию внедрения зеленых товаров и услуг, за которым стоит лобби старой индустрии (ископаемое топливо, грязная индустрия материалов и энергетика). Таким образом ЕС на уровне международных контролирующих, регулирующих, финансовых организаций будет наибольшим лоббистом защиты внедрения техник и технологий, где собирается быть форвардов.

Безусловно, это создаст конфликт между организацией производственной цепочки глобализированого капитала с предлагаемыми ЕС новыми мерами изменений по логике борьбы против «товаров запрограммированного старения и неперабатываемого типа». Логистика нового зеленого товаропроизводства предполагает существенный стимул для локализации современного способа малотиражного производства и перераспределения средств от импортного потребления (в пользу нерезидентов ТНК) в пользу national based предприятий с программной поддержкой со стороны европейских институций (издержки периода перехода собираются устранять мерами еще одного базового института-программы «Общественные зеленые работы») - детальнее о всех мерах и целях самой программы Нового Зеленого Курса можно ознакомится в ПРИЛОЖЕНИИ.
В итоге
Сейчас повышается критическая важность стабильности базовых ресурсов: вода, энергия, пища. Исходя из частной специфики и своего видения, крупнейшие игроки выбрали в данное осевое время собственные стратегии формирования фундаментов кризисной устойчивости. И то как другие страны смогут понять свои перспективы и потенциалы в этом меняющемся мире - зависит буквальное национальное выживание во временном горизонте 25-30 лет.

Наступает этап конкурентной адаптации к новым условиям мира, где формируется существенный доминирующий внешний фактор «климатической ризомы». Комплексный план конкурентного снятия издержек такого перехода формируется в качестве новой «пакетной геоэкономики». И задачей соседей ЕС должна стать выработка комплексного понимания своего ресурсного и гео-пространственного потенциала с точки зрения выработки пакетных стратегических предложений интеграции в процесс Нового Зеленого Курса и той Европы, которая в его рамках создается.
ПРИЛОЖЕНИЕ

Новый Зеленый Курс для Европы

Цель - стать первым климатически нейтральным континентом к 2050 году
Как будет реализовываться Новый Зеленый Курс

Новый Зеленый Курс для Европы состоит из трех различных институтов.

Зеленые общественные работы (GPW) - это историческая инвестиционная программа, которая положит начало «справедливому переходу» (прим.ред. от трейдюнионского just transition) Европы.

Экологический союз (EnU) представляет собой пакет нормативных актов, позволяющих привести политику ЕС в соответствие с научным консенсусом и закрепить принципы устойчивости и солидарности в европейском праве.

А Комиссия по экологической справедливости (EJC) является независимым органом, который занимается исследованиями, мониторингом и консультированием политиков ЕС по продвижению дела экологической справедливости.

Ресурс Нового Зеленого Курса

Для финансирования всех этапов «зеленого реформирования» предложено сформировать соответствующий финансовый инструмент: зеленые облигации, выпущенные Европейским инвестиционным банком (ЕИБ).

Перераспределять этот финансовый инвестиционный ресурс предполагается через институт Зеленых Общественных Работ (GPW - Green Public Works)

GPW полностью финансируется за счет Европейского центрального банка. Первейшими инвесторами в данные бумаги должны стать самые неактивные европейские деньги - деньги пенсионных фондов, в первую очередь. Зеленые облигации являются надежной инвестицией для слабых сберегательных и пенсионных фондов Европы.

Инвестиционные решения по GPW передаются суб-Европейским органам власти, где граждане активно участвуют в их целевом направлении (ради этого предполагается создание множества инструментов заинтересованного гражданского включения). Между тем, эта Сеть Зеленой Солидарности создает структуры для горизонтального сотрудничества между городами, регионами и сельскими общинами Европы, позволяя им обмениваться передовым опытом зеленого перехода, а также расширять административные потенциалы.

Инвестиции GPW направлены на то, чтобы переориентировать европейскую экономику с накопления частного капитала на экологическую устойчивость.

Прекращение всех субсидий на ископаемое топливо, как прямые, так и косвенные. И принятие новой системы вознаграждений и дивидендов, гарантирующую, что все сектора выбросов должным образом облагаются налогом, а выручка поступает на повседневную жизнь европейцев.

Ключевой амбициозной целью в «энергетической» теме стоит задача перевода энергетического сектора в коллективную коммунальную собственность. Как критически важная составная жизнеобеспечения (и в тоже время представляющая наибольшую нагрузку на экологию) система производства и распространения электроэнергии должна быть лишена элемента надбавки к себестоимости и краткосрочности частных бизнес моделей. Государственная собственность на коммунальные услуги также может быть ключевой стратегией, позволяющей объединить усилия в области энергетики, здравоохранения, жилищного строительства, водоснабжения, транспорта и других областей, которые будут необходимы для преодоления климатических и экологических кризисов, избегая при этом внешних затрат на другие сектора в погоне за прибылью. Государственная стратегия в области коммунальных услуг будет означать, что частные компании и финансисты не смогут получать прибыль от сочетания снижения энергоемкости ископаемого топлива и увеличения мощности использования возобновляемых источников энергии или сокращения поставок пресной воды. Ожидание более высокой доходности за рисковое инвестирования на рынках коммунальных услуг будет стимулом взимать больше.

По мере того, как возобновляемая энергия будет становится доступней, технологии, которые традиционно были углеродоемкими, перейдут на возобновляемые источники. Общественные электромобили обеспечат более чистую форму автомобильного транспорта и будут интегрированы в электрические сети таким образом, чтобы обеспечить разумную и гибкую зарядку. Системы отопления и охлаждения также будут обезуглерожены либо путем перехода с газа на возобновляемые источники энергии. Благодаря государственной собственности на коммунальные услуги эти достижения будут способствовать экономии средств для домашних хозяйств, а не увеличению прибыли для коммунальных компаний. Интегрированные стратегии жилищного строительства, коммунальных услуг и мобильности обеспечат значительное сокращение спроса на энергию при преобразовании европейских кварталов. За идею взято предложение, чтобы 38 миллионов вакантных домов в Европе были мобилизованы для устранения бездомности и отсутствия безопасности жилья (выкуп муниципалитетами, Общим Фондом, выдача беспроцентных кредитов и т.д.: поменять в этой проблеме частного посредника на общественного агента, лишенного интереса в прибыли). Масштабная программа модернизации обеспечит изоляцию и защиту домов в Европе от сильной жары, что повысит устойчивость населения и положит конец энергетической бедности.

II Промышленная стратегия для чистой и циркулярной (полный цикл: производство-переработка) экономики.

Финансирование GPW будет выделено частным фирмам, которые достигают европейских, социальных и экологических целей. Фирмы, которые переориентируют производство на переработку и ремонт, продлят жизненный цикл продукции и сокращают рабочую неделю, получат финансирование для поддержки перехода. Так же как и фирмы, которые ставят рабочих на должности и переводят часть своей прибыли в фонд, который платит работникам дивиденды и генерирует дополнительные ресурсы для справедливого перехода (обобществление капитала и механизм разрешения проблемы растущей несправедливости: уменьшение «вымывания» ресурсов путем перенаправления дивидендов от меньшинства владельцев и менеджмента в сторону всего рабочего коллектива)

В дополнение к поэтапному отказу от существующих в Европе энергоемких энергетических систем и инфраструктуры, совокупный спрос на энергию также должен быть снижен за счет сокращения производства и объема задействуемых материалов. GPW поддерживает этот переход, переводя создание доходов и благосостояния с промышленного производства на социальное и экологическое воспроизводство: техническое обслуживание, утилизация, ремонт и восстановление экологических и инфраструктурных ресурсов, а также образование, культура и уход.

GPW также берет на себя обязательство инвестировать в программы переподготовки, чтобы люди могли использовать приобретенные навыки, работая на углеродоемких работах (например, в проектировании, управлении проектами и т. д.), в устойчивое преобразование экономики. За каждое рабочее место, которое будет вытеснено новой модернизацией, ЕС берется взять опеку (преследуя главным образом социальную задачу реализации личности).

Как публичный проект, GPW не будет ограничен требованиями краткосрочных инвесторов. Это создаст новые возможности для людей зарабатывать на жизнь вне сферы накопления капитала. И поскольку работа, предоставляемая через GPW, включает производство для использования, а не обмена, оно может быть направлено на экологически устойчивые проекты и методы производства, которые не будут и не могут быть предприняты частным сектором.

III Устойчивая и умная мобильность - транспортная реформа

Предполагается создание Общеевропейского фонда обеспечения мобильности - каждому европейскому сообществу доступ к гибким, чистым и недорогим вариантам транспорта. От электромобильного каршеринга в коммунальной собственности, до новой сети высокоскоростных железных дорог, комбинированных электричек и т.д. (тема на которой уже давно настаивают европейские политические «зеленые»). Перейти от транспорта как частного дела, к транспорту как тотальной общественной услуге.

IV Экологизация общей сельскохозяйственной политики и землепользования / стратегии «от фермы к вилке»


Помимо достижения чистых нулевых выбросов, «Новый Зеленый Курс для Европы» должен также работать над тем, чтобы обратить вспять утрату биоразнообразия, деградацию почвы и другие формы разрушения окружающей среды. Сокращение производства материалов уже ослабит давление на природные системы Европы, но GPW сделает больше. Он оживит сельские общины Европы, инвестируя в мелкое, восстановительное сельское хозяйство, лесоводство и рыболовство, и положит конец разрушительной практике крупных агробизнесов Европы.

В подавляющем большинстве европейские субсидии поступают в многонациональный агробизнес с разрушительными социальными и экологическими последствиями - как в Европе, так и за рубежом. GPW перенаправит эти средства на поддержку восстановительных практик в сельском хозяйстве, рыболовстве и лесном хозяйстве, чтобы сельские общины Европы стали двигателем восстановления окружающей среды.

GPW, в частности, будет подчеркивать необходимость создания новых зеленых рабочих мест в сельских общинах: зеленая и кустарная промышленность, охрана природы, возделывание, органическое земледелие, лесное хозяйство и лесопродукты и другие восстановительные мероприятия. Повышение благосостояния в сельских общинах обратит вспять утечку благосостояния, которую продолжают наблюдать эти регионы, с возвращением бизнеса и инвестиций, повышением устойчивости сообщества. Новая политика заменяет принцип дикой конкуренции принципом солидарности, ставя интересы работников, сообществ и окружающей среды на первое место.

Должна быть принята Общая продовольственная политика ЕС, программа и обеспечивающая институциональная структура, которая перестраивает различные секторальные политики, затрагивающие продовольственные системы, кладет конец противоречивым целям политики и их скрытым издержкам и ставит торговлю сельскохозяйственной продукцией на службу устойчивого развития. Следом за энергетикой, тема качественной и доступной пищи ставится на первое место против наличествующего волатильного и антигуманного рынка продовольствия.

V На пути к нулевому загрязнению окружающей среды без токсичных веществ


Новая программа ЕС намеренна вслед за внутренней модернизацией стать лидером и форвардом межстранового объединения, выходящего за рамки политических границ самого Европейского Союза. Такой структурой в перспективе должен стать Экологический Союз.

ЭкС (англ. EnU) призван реализовать обещание Нового Зеленого Курса для Европы по «системным изменениям». Он предлагает надежный и всеобъемлющий нормативный пакет для перестройки европейской политики с научным консенсусом в отношении климата и темы разрушения окружающей среды и превращения Европы в мирового лидера в области зеленого перехода.

ЭкС включает три широких области: законодательство для (i) чрезвычайной ситуации, (ii) устойчивости и (iii) солидарности.

ЭкС устанавливает законы для обеспечения устойчивости и устранения экологически разрушительных методов в Европе и по всем цепочкам поставок, которые связывают европейские структуры с производственными процессами за ее пределами. ЭкС представит новые поправки к пруденциальным правилам Европы, предусматривающие наказание за инвестиции в ископаемое топливо, ускорит работу Технической рабочей группы по устойчивому финансированию и усилит регулирующий надзор за мультинациональными банками, работающими на глобальном юге.

VI Распространение принципа устойчивости в финансовых стратегиях ЕС

Предлагается вернуть социальную роль государства в финансовом секторе через Государственные инвестиционные банки. Финансовые учреждения, управляемые населением: как правило, государственное учреждение или компания, действующая с демократической ответственностью. У государственных банков есть один или несколько конкретных мандатов, таких как поддержка малых и средних предприятий, которые функционируют в данной стране или регионе. Вместо начисления акционерам или состоятельным лицам доходов от государственных инвестиций, дивиденды распределяются среди населения в виде улучшений инфраструктуры, жилья, коммунальных услуг или других областей.

Государственные банки также могут работать без необходимости максимизации прибыли, если на это есть общественный мандат. Они располагают лучшими возможностями, чем частные банки, для выявления и защиты долгосрочных социальных активов - нормы доходности государственного сектора обычно ниже, чем у коммерческих, что обеспечивает более длительные инвестиционные горизонты и менее жесткие требования к производительности. И они лучше оснащены, чем их частные партнеры, для финансирования приоритетных секторов экономики и географических регионов. Другими словами, они генерируют те виды социальной отдачи, которые не может обеспечить только погоня за прибылью.

Чтобы обеспечить не только то, чтобы европейский зеленый переходный период соответствовал масштабам этой задачи, но также и то, чтобы выгоды от перехода получала общественность, «Новый Зеленый курс для Европы» призывает к существенно усиленной роли инвестиций общественного сектора и владения активами. Европейский Инвестиционный Банк (ЕИБ), как крупнейший в мире многосторонний государственный банк, имеет наилучшие возможности для привлечения необходимого финансирования для GPW.

Облигации, выпущенные государственными инвестиционными банками, будут приобретены частными инвесторами на вторичных рынках. Чтобы гарантировать, что эти облигации не потеряют свою стоимость, ЕЦБ объявит о своей готовности купить их, если их доходность поднимется выше определенного уровня. Гарантируя покупку всех зеленых облигаций на вторичном рынке, ЕЦБ устранит риск неплатежеспособности зеленых облигаций.

Зеленые облигации, выпущенные ЕИБ, являются беспроигрышным вариантом для Европы. Пенсионные фонды в таких странах, как Германия, жаждущие надежных активов, могут использовать их для обеспечения безопасного возврата инвестиций.

Механизмы распределения:

Передача финансирования GPW не требует разработки совершенно новой параллельной структуры управления. Скорее, чтобы ускорить скорость, с которой он может быть реализован, он опирается на существующие правительственные учреждения на всех уровнях. Это работает так: GPW выделяет средства для всех национальных правительств, региональных правительств и муниципальных органов власти, которые согласны с общим набором фундаментальных принципов, включая демократию, прозрачность и устойчивость. Затем он распределяет средства непосредственно этим органам власти, позволяя им демократически принимать решение о месте назначения при условии, что они соберут подробные данные о ходе реализации проекта.

GPW предоставит властям сильные стимулы для создания местных агентств GPW, чтобы помочь им принимать свои инвестиционные решения. Через эти агентства GPW может оказывать обширную техническую поддержку и помогать с инвестициями, которые требуют горизонтальной и вертикальной координации - помогая, а не переопределяя демократические процессы принятия решений, которые лежат в основе структуры выделенного финансирования GPW. Этот подход не только принципиальный, но и стратегический. Если граждане станут движущей силой развития сообщества, это усилит культуру устойчивого развития и консенсус в отношении преимуществ зеленого перехода. Таким образом, GPW направлена на преодоление кризиса демократической легитимации в ЕС, предоставляя конкретные политические средства, с помощью которых европейцы могут участвовать в этих экономических преобразованиях.

ЕВРОПЕЙСКАЯ КОМИССИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Комиссия по экологической справедливости (EJC) будет первым международным органом, задачей которого является обеспечение того, чтобы зеленый переход был также и справедливым.

Работа ЕКС строится по трем измерениям экологической справедливости: (i) Международная справедливость, (ii) Межправительственная справедливость и (iii) Межпоколенческая справедливость.

Кризис изменения климата является глобальным, но его влияние распределяется неравномерно. Сегодня более бедные страны платят самую высокую цену, но влачат в отношении себя наименьшую ответственность. Крыло ЕКС по Международное справедливости направлено на оценку взаимосвязи между политикой ЕС и неравномерным разрушением окружающей среды, отслеживание степени, в которой субъекты ЕС привносят эти последствия международной несправедливости, и обеспечение платформы для передовых сообществ в участии по разработке новой регуляторной базы.

ЕКС будет разрабатывать и применять свои метрики международной справедливости в нескольких ключевых областях. К ним относится миграция, где ЕКС разработает первую всеобъемлющую базу данных по экологической миграции и будет консультировать власти ЕС по формальному признанию климатических беженцев и их прав на убежище.

Наконец, ЕКС рассмотрит, как Европа может отдать должное будущим поколениям, которые унаследуют эту планету. В частности, ЕКС проведет оценку экономической и экологической политики Европы и ее потенциального воздействия на будущие поколения. ЕКС рассмотрит четкую правовую защиту для будущих поколений, которая дает им право претендовать на существующую экологическую политику. И в нем будут предложены изменения в ставке дисконтирования, которая используется для обоснования инвестиционных решений, с тем чтобы свести к нулю дискриминацию будущих поколений.
~
Підпишись на наш Telegram канал чи Viber, щоб нічого не пропустити
Сподобалась стаття? Подаруйте нам, будь-ласка, чашку кави й ми ще більш прискоримося та вдосконалимося задля Вас.) SG SOFIA - медіа проект - не коммерційний. Із Вашою допомогою Ми зможемо розвивати його ще швидше, а динаміка появи нових Мета-Тем та авторів тільки ще більш прискориться. Help us and Donate!
Ще матеріали до теми:
Тема: Нова боротьба за центр накопичення капіталу/Европейська криза
"План Макрона" для Европы: новый старт европейского проекта в XXI веке?
Франция всегда занимала особое место в “объединённой Европе”. Начиная с декларации Р. Шумана, давшей старт европейской интеграции, Париж не раз становился автором крупных инициатив, которые впоследствии определяли её ход и содержание. За Францией по праву закрепилась роль политического лидера ЕС. Объединение Германии и расширение ЕС на Восток, а также экономические проблемы страны поставили под сомнение французское лидерство, но не уменьшили амбиции Парижа. “Европейский проект” Макрона можно рассматривать как очередную масштабную инициативу Франции, способную не только дать сильный импульс дальнейшему развитию ЕС, но и вернуть Парижу ведущие позиции в Европейском союзе. В статье рассмотрены содержание “плана Макрона” по реформированию Европы и вероятность его реализации. (Сергей Фёдоров)
Made on
Tilda